Меню сайта
Категории каталога
История [276]
Правители земли русской [65]
Герои Советского Союза [40]
Зимний дворец (1754—1927гг.) [5]
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
ГОВОРЯТ ПОГИБШИЕ ГЕРОИ [127]
Предсмертные письма борцов с фашизмом
Начало отечества [32]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 282
Главная » Статьи » История России » История

Труженики науки
К славной плеяде людей, отдавших все свои силы, знания и жизнь изучению дальневосточных окраин Русского государства, принадлежат братья Тимофей Иванович и Василий Иванович Шмалевы. Их трудами пользовались все ученые, занимавшиеся историей Дальнего Востока. Известный историограф России XVIII века, участник экспедиции Беринга Г. Ф. Миллер получил от братьев Шмалевых (особенно от Тимофея) бесчисленное количество копий и подлинных документов, относящихся к истории Сибири и составляющих немалую часть известных «портфелей Миллера». Шмалевы не ограничивались только сбором исторического материала,— они приняли самое активное участие в описании тех событий на Крайнем Северо-Востоке страны, свидетелями которых оказались. До работ Шмалевых не существовало полного и систематического освещения русских географических открытий в северной части Тихого океана. Работы иностранных авторов были, во-первых, далеко не полны, а во-вторых, они очень часто искажали действительность и принижали роль русских мореходов и промышленников. Т. И. Шмалев родился в 1736 году, а В. И. Шмалев — в 1737 году в городе Хлынове (Вятка, теперь — Киров) в семье канцеляриста Ивана Степановича Шмалева. Поступив на военную службу, И. С. Шмалев был назначен в состав «генеральной ревизии» в Сибирь. Деятельность И. С. Шмалева началась с ревизии Гороблагодатского, Кушвинского и Тагильского заводов, где его сыновья были отданы в обучение «немецкому языку, бывшему при иноземных тогда находящихся на оных немало перевотчику а горного начальства, ундер шихмейстеру Осипу Андреянову сыну Стадухину», который в течение четырех лет научил их сравнительно свободно владеть немецким языком и привил любовь к книгам. На военную службу братья Шмалевы были записаны солдатами в Ширванский пехотный полк, где служил и их отец.
В 1753 году И. С. Шмалев получил назначение главным командиром Анадырского острога. Следует сказать, что он сам просился на эту должность и уже за несколько лет до назначения в семье готовились к переезду на Чукотку. В начале июня 1754 года семья Шмалевых, а также и команда, назначенная в Анадырский острог, прибыли в Якутск. Здесь Тимофей Шмалев 3 июля того же года женился на Прасковье Ивановне Борисовой, отец которой, имевший прозвище Дауркин, был крестным отцом известного в истории Чукотки чукчи-картографа Н. И. Дауркина.
Собственно, с этого времени и началась самостоятельная жизнь братьев Шмалевых. Оба они были произведены в сержанты и получили задания. 1 августа того же года Тимофей Шмалев отправился «с самонужнейшими представлениями в Тобольск а от толь до Санкт-Петербурга в Государственную Военную Коллегию» . В этот же день он расстался со своим братом на одиннадцать лет. 3 августа Василий Шмалев был отправлен в Охотск, а оттуда на Камчатку. В Петербурге Тимофей Шмалев получил чин прапорщика и, выполнив возложенное на него поручение, возвратился в начале 1757 года в Якутск.
В Анадырском остроге Тимофей Шмалев был до 1760 года ротным командиром. Отец его, секунд-майор И. С. Шмалев, командовавший острогом, умер 17 марта 1758 года. Несколько ранее, 10 июня 1757 года, умерла мать Шмалевых.
Вместе с новым командиром Анадырского острога подполковником Ф. X. Плениснером Тимофей Шмалев ходил в страну «чукоцкого народа» за пятьсот верст к северу от Анадырска. Уже тогда он убедился в несправедливом обращении царской власти с местным населением. С негодованием он замечает: «Бунтовщиками называть еще непримиренный народ кажется несправедливо» .
В конце концов у него сложились определенные правила взаимоотношений с местным населением, которые он сформулировал так: «Со оного народу естли впредь с ним иметь дело и приводить их в верное подданство Ея Императорского Величества следственно не скорою, а с великою торопливостию, 1-е—не требовать от них никаких аманатов, 2-е — ясаку, 3-е, ничего того чтоб от них даром можно получить, а ласкать и показывать дружество в дарах и пище...».
В 1760 году Тимофей Шмалев по служебным делам был командирован из Анадырска в Нижнеколымск в более чем тысячеверстный путь «пешею хотьбою на лыжах». Трудно представить себе, сколько нужно мужества, воли, настойчивости и, наконец, просто физической силы, чтобы прошагать на лыжах тысячу с лишним верст по безлюдной тундре при обжигающих морозах и жестоких пронизывающих ветрах!
В конце 1761 года в Анадырский острог рядовым казаком был прислан хорошо известный Тимофею Шмалеву чукча Николай Иванович Дауркин, в чьей судьбе он всегда принимал большое участие.
В Нижнеколымске Тимофей Шмалев находился до 12 декабря 1762 года «при воинской команде и ясашных тамошних народов», исполняя обязанности коменданта.
Возвратясь в Анадырский острог в начале 1763 года, в 1764 году принимал участие в походе Плениснера по реке Анадырь. Затем Шмалев сопровождал Плениснера и побывал с ним на побережье Охотского моря, в Гижигинской крепости. В августе того же года Шмалев с Плениснером и другими командирами чукотских и камчатских острогов — Шатиловым и Ниловым на судне «Св. Екатерина» отправились из Гижигинской крепости в Охотск. Предполагалось, что Шмалев будет оставлен там командиром. Но из-за ошибок в счислении «Св. Екатерина» вместо Охотска очутилась у берегов Камчатки, вблизи устья реки Воровской. 26 сентября судно смогло войти в устье реки. Плениснер приказал Т. Шмалеву отправиться в Большерецк принять командование острогом. Но там Шмалев застал уже прибывшего капитан-лейтенанта И. С. Извекова и потому с согласия Плениснера вскоре отправился через полуостров в Нижнекамчатский острог. В Большерецке Тимофей Шмалев встретился с братом Василием.
В. И. Шмалев все это время прослужил на Камчатке. По пути туда ему довелось зиму провести в Охотске в должности ротного командира. После длительного и тяжелого плавания по Охотскому морю только в конце сентября 1755 года В. Шмалев попал на Камчатку. В Большерецке он был определен «у предосторожности при команде командиром» в Т гильскую крепость. В 1761 году В. Шмалев во время команди-ровки в Охотск женился там на Прасковье Васильевне Щель" никовой. Кроме Тигильской крепости, В. Шмалев служил в Верхнекамчатском и Нижнекамчатском острогах.
После встречи в Большерецке Тимофей Шмалев принял командование всеми регулярными и нерегулярными командами Верхнекамчатского и Нижнекамчатского острогов, а Василий в июне 1765 года убыл в Охотск, где исполнял должность командира всей сухопутной, морской и адмиралтейской команды.
50—60-е годы были годами расцвета русского промыслового мореплавания в северной части Тихого океана, начавшегося после плавания на Командорские острова. Басова. По долгу своей службы братьям Шмалевым приходилось непосредственно участвовать в организации плаваний промышленников, давать им разрешение и прочее. Так, 21 сентября 1760 года В. Шмалев из Нижнекамчатска провожал в далекое плавание купца и морехода Андреяна Толстых, открывшего в этом плавании шесть новых островов Алеутской гряды. Много таких экспедиций снаряжалось и в Охотске.
В течение многих лет Василий Шмалев служил в Охотске, а Тимофей — на Камчатке. В известных нам документах нет прямого указания на то, что в это время братья Шмалевы собирали материалы по истории и географии края. Однако по некоторым из них можно предположить, что научные занятия не были чужды по крайней мере Тимофею Шмалеву. Его донесения и письма обстоятельны, грамотны и точны. Конечно, честолюбие играло здесь не последнюю роль, но зато сохранилось множество бесценных исторических документов. Уже тогда Тимофей Шмалев выделялся своей образованностью и гуманностью из среды окружавших его офицеров и чиновников.
Летом 1765 года Т. Шмалев участвовал в снаряжении и отправке галиота «Св. Екатерина» под командованием лейтенанта И. Синдта, а в октябре того же года В. Шмалев в Охотске встречал личный состав экспедиции П. К. Креницына. Позже Т. Шмалев участвовал в подготовке к выходу в море экспедиции Креницына. Поручик Т. Шмалев (этот чин был ему присвоен 1 января 1767 года) справился с трудным делом и «во всем подлежащим и требуемым для той экспедиции надобностям отправление и вспоможение со усердием чинил». За такое усердие П. К. Креницын предоставил ему возможность доставить сибирскому губернатору Д. И. Чичерину секретные пакеты с сообщениями о ходе экспедиции. Шмалев шел в Охотск вокруг мыса Лопатка на купеческом судне. Сибирский губернатор отправил Т. Шмалева с подлинными рапортами и бумагами Креницына в Санкт-Петербург для доставки их в Адмиралтейств-коллегию. Вместе со Шмалевым в столицу ехал крещеный алеут Осип Арсеньевич Кузнецов, первый алеут, которого Д. И. Чичерин решил показать царскому двору.
Т. И. Шмалев был принят Екатериной II и многими государственными деятелями, в том числе и А". И. Нагаевым, выдающимся гидрографом того времени. Уже с Камчатки Т. И. Шмалев благодарил Нагаева за радушный прием и благосклонное внимание. Тогда же он выслал Нагаеву «О здешнем нынешнем Камчатки состоянии краткое примечание»1.
Екатерина II именным указом 13 июля 1770 года произвела Т. И. Шмалева в капитаны. Исполняя повеление царицы, он, будучи в Москве, остановился у историографа Г. Ф. Миллера. С этого времени Тимофей Шмалев, а через него и брат Василий стали постоянными корреспондентами Миллера.
Было бы, разумеется, неправильным утверждать, что братья Шмалевы написали свои многочисленные труды и собрали богатейший материал только по повелению столичных высокопоставленных особ и историка Миллера, участника академического отряда экспедиции Беринга. Поездка в Петербург и встреча с Миллером были толчком, который помог обоим братьям понять важность их занятий для исторической науки, убедили в том, что они получили поддержку при дворе. Переписка с Миллером давала возможность высказывать собственные суждения о мерах по развитию края, укреплению обороноспособности, о создании русских поселений на Алеутских и Курильских островах и о других проблемах в надежде, что через Миллера они станут известными при дворе.
Миллер остался весьма довольным знакомством со Шмалевым. Вместе они обсуждали вопрос об экспедиции к берегам Америки для подробного их описания. Шмалев вызывался возглавить подобную экспедицию, и Миллер в одном из писем в Петербург сообщал, что «вышеписанный капитан Шмалев, яко человек ревностию к услугам отечеству исполненной, и Анадырских стран веема сведомой, способным мне казался к давно намеряемому, а никогда еще не произведенному в действо, морскому ходу из устья реки Анадыря до противолежащего ближнего Американского берега, что называется матерою землею, а оттуда ему следовать подле онаго берега в южно-восточную сторону, покуда сойдется с Российскими людми, на далечайших островах беспрестанно промысла продолжающими».
Прибыв в Иркутск 29 сентября 1771 года, Т. И. Шмалев узнал о своем назначении в Большерецк главным командиром Камчатки. Одной из причин такого быстрого и важного назначения была необходимость срочно расследовать обстоятельства бунта Беньовского. 3 июня 1772 года Т. Шмалев был в Большерецке и 16 июня приступил к своим обязанностям.
Но вместе с тем он ни на минуту не забывал о сборе материалов в местных архивах. Т. Шмалев сумел организовать подлинную экспедицию по сбору исторических сведений. Работы велись в невиданных до того масштабах. 30 июня 1773 года он писал Миллеру, что уже очень много сделал в этом направлении и обещал, что еще больше сделает впредь.
После второй встречи в Охотске братья занялись поисками документов и составлением всевозможных описей, а Тимофей Шмалев, кроме того, разослал из Большерецка «вопросные пункты» командирам всех острогов и крепостей. Так, в частности, командиру Гижигинской крепости капитану Я. М. Пересыпкину он писал по этому поводу: «В рассуждении той надобности для отечества и обще народной ползы по прибытии моем, в Охотске отчасти потребные для гистории по разным материям дел мною несколко и собрано, а к дополнению веденного мною порятка за потребное признал сим сообщением от вашего благородия присылкою по приложенным у сего пунктам требовать усердного споможения»4. Затем следовало 49 вопросов, относящихся главным образом к истории Анадырского острога и Гижигинской крепости.
Как правило, на все такие вопросы приходили обстоятельные ответы. Но Шмалев никогда не принимал на веру присылаемых ему материалов. Он их тщательно проверял и обязательно «сочинял прибавление». Такие прибавления Шмалева лишь немного уступают по объему самим ответам.
Биография Василия Шмалева во многом повторяет этапы биографии брата. В мае 1767 года его направили из Охотска «с самонужнейшими делами» в Тобольск к Д. И. Чичерину, но так как губернатора там не оказалось, то В. Шмалев поехал в Москву, после чего был отправлен губернатором в Якутск «для скорейшего оттуда в Охотск морских разных секретных судовых материалов отправлению». Нетрудно догадаться, что разговор шел об экспедиции П. К. Креницына: 20 июня 1770 года поручик Василий Шмалев рапортовал Креницыну о положении дел с отправкой материалов.
С октября 1771 года капитан Шмалев назначен плац-майором и командиром всей регулярной и нерегулярной Охотской команды. Как утверждают подписавшие аттестат Шмалева «штап и обер офицеры», Василий Шмалев своей ротой командовал «добропорядочно», «лености ради болным о себе никогда не репортовал, и в никаких штрафах не бывал».
Премьер-майор М. К. Бем, главный командир Камчатки, прибыл туда в октябре 1773 года. Назначенный к нему «в товарищи» Т. Шмалев в письме к Миллеру с болью душевной сообщал, что Бем не допустил его к исполнению обязанностей и отправил в Охотск. «В Камчатку прибыл по имянному соизволению Главным командиром ис Петербурха отправленной г-н пример-маэор Бем из Лифляндии а я хотя и определен по инструкции ему был в товарищи он принять не изволил и тако я возвратился сюда их команде своей».
Такая несправедливость сильно подействовала на Тимофея Шмалева: он решил уйти со службы и подал на высочайшее имя прошение об отставке, мотивируя его «имеющими по здешнему месту неизлечимыми болезнми». Т. Шмалев. отправился в Иркутск за отставкой, но дальше Охотска не добрался. В Охотске он вместе с братом пробыл до 17 июля 1776 года, после чего был назначен комендантом Гижигинской крепости.
Время совместной службы братьев Шмалевых в Охотске и последующая жизнь Тимофея Шмалева в Гижигинской крепости были особенно плодотворными.
Во время пребывания в Охотске братья Шмалевы помимо сбора материалов проектировали перенос Охотского порта в устье реки Ульи. Тимофей сочинил по этому поводу любопытное примечание, касающееся истории Охотского порта.  
Василий исследовал новый тракт от Якутска до устья Ульи. Разбирая охотский архив, Т. Шмалев нашел немало любопытных документов. В частности, «скаску» Ильи Скурихина о походе М. Гвоздева и И. Федорова к берегам Америки. В письме к Миллеру 12 декабря 1775 года он сообщает, что после 30 ноября «нашел я из архивы охоцкой канцелярии о следовании в 732 году к Америке и о найдении против Чукоц-кого носа земли геодезиста Гвоздева взятую 741 годов якоб з бывшего с ним казака Скурихина получил я со скаски копию». В большой дружбе с Тимофеем Шмалевым был Михаил Неводчиков. Они много совместно трудились. Все работы Неводчикова подписывал Т. Шмалев.
Летом 1776 года братья Шмалевы расстались. Тимофей уехал в Гижигинскую крепость, а Василий — на Камчатку. Со смертью Г. Ф. Миллера в 1783 году переписка Шмалевых с Петербургом и Москвой прекратилась. Но, продолжая служить в Гижигинске, а затем снова в Охотске и опять в Гижигинске, Тимофей Шмалев не прекращал своих научных занятий. В течение этих лет он вел журнал, который дает представление о повседневной жизни в Гижигинской крепости. Нет ни одного события, которому Т. Шмалев не искал бы объяснений: тут и рассуждения о закономерности гижигинских ветров, и объяснения северному сиянию, и многое другое.
Летом 1787 года Тимофей Шмалев участвовал в экспедиции Биллингса, плавая на судне «Ясашна» под командованием Г. А. Сарычева. Другим судном — «Паллас» командовал И. И. Биллингс. С ним плавал ученый чукча Николай Иванович Дауркин. Во время этой экспедиции, которая, как известно, закончилась неудачно, Шмалев через Сарычева впервые поведал всему миру о существовании земли к северу от Чукотки— острова Врангеля. Сарычев рассказывает об этом так: «Капитан Шмалев сказывал мне, что он слышал от чукоч о матерой земле, лежащей к северу, не в дальнем расстоянии от Шелагского носа, что она обитаема и что шелагские чукчи зимнею порою в одни сутки переезжают туда по льду на оленях».
Нельзя не привести несколько характерных высказывании одного из участников экспедиции — секретаря Биллингса Мартина Соура об огромном авторитете Тимофея Шмалева среди местных жителей, об удивительном обаянии этого скромного труженика науки. «Майор Шмалев, находившийся в это время в городе, был комендантом Ижиги, или Ижигин-ска, где окружающее местное население буквально обожало его»,— пишет он. В другом месте Соур дает описание облика Шмалева и душевных его качеств: «Ему около 60 лет, рост свыше 6 футов, коренастый, но он некоторое время был болен и до сих пор еще не совсем поправился. Его характер — это мягкость и сама доброта, ни у одного человека в мире еще не было лучшего характера».
По ходатайству Биллингса капитан Т. И. Шмалев 18 августа 1788 года был утвержден Адмиралтейств-коллегией командиром Охотского порта. Ему был присвоен чин секунд-майора. Но в должность вступить Тимофею Шмалеву не пришлось. 7 июля 1789 года при таинственных обстоятельствах он скоропостижно скончался в Охотске, где и похоронен.

Василий Шмалев пережил своего брата на десять лет. Он служил все эти годы на Камчатке и был главным командиром Камчатки, исправником Нижнекамчатского острога, комендантом Петропавловской гавани. Именно ему довелось встречать на Камчатке суда экспедиции Джемса Кука в 1779 году и Ж. Ф. Лаперуза в 1787 году. Скончался он в Петропавловской гавани 18 декабря 1799 года.
Нет необходимости подробно останавливаться здесь на «примечаниях», «добавлениях» и других сочинениях братьев Шмалевых, особенно старшего из них, Тимофея Шмалева. До настоящего времени найдено 40 таких работ, и лишь одна была опубликована. Это «Краткое описание о Камчатке».
Из самостоятельных работ Шмалевых наибольшую ценность представляет «Примечание капитанов Шмалевых о морских экспедициях разных компаний с 1744 по 1781 год». Эта работа послужила отправным пунктом многих исследований, посвященных русским торгово-промышленным морским экспедициям во второй половине XVIII века в северной части Тихого океана и содержит первое хронологическое описание всех промышленных походов русских людей в указанный период. В ней можно найти, кто составлял компанию отправленного судна, кто был передовщиком, мореходом, сколько было пайщиков, излагаются сведения о плавании, приводится множество иных подробностей.
Из 53 лет Т. И. Шмалев 35 провел на Крайнем Северо-Востоке. За эти долгие годы Чукотка и Камчатка были им исхожены и изъезжены вдоль и поперек. Известно, что Шмалев разбирался и в морском деле. Неоднократно он совершал морские плавания из Охотска и Гижиги в Большерецк и обратно, а также из Нижнекамчатска в Охотск. Природная наблюдательность, хорошее знание географии и основ морского дела помогли Т. Шмалеву написать несколько географических работ на высоком для своего времени научном уровне. Одна из его работ называется: «Примечание, учиненное капитаном Шмалевым, о бывших в прежние времена, в здешних отдаленных местах сухопутных и водяной коммуникации трактов, когда оныя начались також и когда инным промер был, тож и место от места в каком расстоянии, от части и о впадающих в Пенжинское море реках и о способности во оныя ко входу морских судах годном лесу, начиная от Охоцка, потом о Камчатке, Гижигинской крепости, о бывшем Анадырском остроге и о вновь изыскуемых водяных коммуникацей и судоходных от Якуцка к Охоцку и на Колыму трактов с некоторыми примечаниями 1775 го января 27 дня».

Рукопись представляет собой настоящее географическое описание края. Можно назвать его вместе с тем и лоцией побережья от Охотска до устья Анадыря. Помимо того, что автор рассказывает о природе, населении, звериных промыслах, флоре и фауне, в этой работе имеются ценные указания, куда и когда можно входить морским судам, где их лучше строить, каковы расстояния между различными географическими точками. Во времена Шмалева были лишь отдельные работы, посвященные тем или иным районам. Тем не менее работа Шмалева, пересланная Миллеру, не была опубликована.
Тимофея Шмалева интересовали Курильские острова, где он предлагал основать русское селение. Шмалев считал, что для исследования Чукотки, Америки и «далеко на север от Чукоцкого носу» нужно отправить из Охотского порта два судна, которые после зимовки в Петропавловской гавани могут такое поручение исполнить. Он просит предоставить пенсию Неводчикову, «который в сочинении карт также и в собрании надобных мне ко объяснению записок доказывает в справедливости словесно усердное вспоможение», ратует за образование в Сибири, издание трудов о Сибири отдельной книгой.
Трудами братьев Шмелевых пользовались и долго еще будут пользоваться историки и географы. Братья Шмалевы, и особенно Тимофей, были настоящими учеными-самородками, и вклад их в русскую географическую науку очень значителен.

Категория: История | Добавил: shtormax (26.10.2008)
Просмотров: 815 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
Эти люди внесли огромнейший вклад в развитие земель России, каждый человек который родился на земле великой должен знать таких выдающихся людей!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Вы на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вы находитесь на сайте
Группа: Гость
Вы здесь: - ый день
Сегодня тут побывали
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017Сайт управляется системой uCoz