[ Главная страница · Форум · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · Выход · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Gaius_Iulius_Caesar 
Форум » Основной раздел » Союз Советских Социалистических Республик » Вторая мировая война
Вторая мировая война
shtormaxДата: Понедельник, 15.10.2007, 12:51 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Администратор
Сообщений: 667
425321904
Репутация: 5
Статус: Offline
A ВСТРЕЧА-ТО ВСЁ-ТАКИ СОСТОЯЛАСЬ!
Архивные изыскания нашего автора подтвердили слухи 1990 года: Сталин лично встречался с Гитлером 17 октября 1939 года...
В 1990 году в преддверии распада Советского Союза в нашей печати появились как минимум два сенсационных сообщения о будто бы состоявшихся личных встречах двух диктаторов-антагонистов. Одно из них было опубликовано в № 7 за 1990 год журнала «Родина», где некий В. Додин поведал миру историю, рассказанную ему в 1951 году в лагере умиравшим зеком Рейнгардтом Майером. Этот русский немец после службы на Черноморском флоте стал работать в Поти на портовом буксире. Поздним вечером в конце лета 1931 года на судно прибыл будто бы Сталин с переводчиком и охраной, и оно вышло в море, где через несколько часов встретилось с яхтой из Болгарии. С нее на борт буксира перешел будто бы Гитлер с тремя сопровождающими. Их встретил у борта сам Сталин, после чего они разговаривали в кубрике около четырех часов...
На обратном пути сталинская охрана приступила к ликвидации команды, Майеру же по счастливой случайности удалось спастись и всю жизнь скрываться под чужими фамилиями. Больше того, удивительному Майеру посчастливилось еще подслушать разговор двух будущих диктаторов, которые будто бы «сговорились мир делить, каждый своих недоумков на Луну отправить, лбами сшибив»...
Комментируя это фантастическое повествование, доктор исторических наук В. Дашичев в том же номере писал, что он лично в такую встречу Сталина и Гитлера не верит, но считает: рассказ о сговоре именно в 1931 году возник не на пустом месте. Действительно, в 1931 году Гитлер в отличие от Сталина еще не занимал важного государственного поста. Он был лишь лидером партии, хотя и влиятельной, но еще не пользовавшейся доверием большинства избирателей. И Сталин, приказав германским коммунистам поддержать Гитлера на выборах, мог бы помочь ему прийти к власти в Германии в ближайшие же годы. «В той или иной форме сговор двух диктаторов должен был состояться,— писал Дашичев.— Очень уж много общего не только в их личных качествах, методах, идеях, но и в созданных ими общественных системах...»
Второе сообщение о личной встрече Сталина и Гитлера опубликовала 9 октября 1990 года «Комсомольская правда» со ссылкой на досье директора ФБР Э. Гувера. Встреча эта будто бы состоялась во Львове 17 октября 1939 года. Хотя личный охранник Сталина А. Рыбин категорически отрицает возможность такой встречи, информация о ней заслуживает большего доверия, нежели романтический рассказ Додина. Вся международная обстановка в Европе во второй половине 30-х годов складывалась так, что встреча руководителей Германии и СССР была не просто высоковероятной, но неизбежной...

КОМУ НУЖЕН ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ?

Летом 1936 года, едучи в одном поезде с американским послом У. Буллитом, Н. И. Бухарин сообщил ему под страшным секретом новость: Сталин ведёт тайные переговоры с немцами. Американец был ошеломлен: из уст видного большевика, близкого к кремлёвским верхам, он услышал нечто немыслимое! Москва пытается свернуть с пути, предначертанного ей в Нью-Йорке группой международных финансистов ещё в феврале 1916 года!
В последнее время много писали о том, что германский генеральный штаб и кайзеровское правительство не только провезли Ленина и его соратников через территорию Германии, но и обильно финансировали разжигаемую ими Октябрьскую революцию. Но задумаемся: откуда у истощённой трёхлетней войной страны взялись те миллионы золотых марок, которые через нейтральную Швецию потекли в карманы большевиков? Оказывается, пресловутое «немецкое золото» было не немецким, а американским! Немцы были вынуждены занять его у группы обосновавшихся в США еврейских банкиров, которые, по словам известного в 20-х годах американского журналиста Г. Стида, «больше всего хотели поддержать еврейских большевиков, чтобы получить поле деятельности для германо-еврейской эксплуатации России».
Ставленником этих кругов был Л. Троцкий, не устававший на всех углах кричать о своём непримиримом интернационализме. Но ведь интернационализм — это платформа не только евреев-большевиков, но и евреев-банкиров! «Революция и международные финансы не так уж противоречат друг другу, если в результате революции должна установиться более централизованная власть,— пишет современный американский исследователь Э. Саттон,— Международные финансы предпочитают иметь дело с централизованными правительствами».
Русская революция оказалась необычайно прибыльным предприятием, за предоставленные кредиты расплачивавшимся золотом царской России и фантастически выгодными концессиями. Для облегчения контактов с большевистскими руководителями Юлиус Хаммер, отец известного у нас Арманда, в 1919 году основал даже Американскую компартию, в которой, как говорят, состояли преимущественно миллионеры, толпами хлынувшие в кремлёвские кабинеты. А здесь их в числе прочих встречал старый знакомец Л. Троцкий, возглавлявший Концесском... Вот почему развернувшаяся в недрах РКП(б) в 20-х годах борьба за власть между Троцким и Сталиным была далеко не безразлична для американских деловых кругов: от того, кто победит в РКП(б), зависели не только доходы и прибыли американских банкиров. От этого зависело решение центральной проблемы послевоенной Европы...
Обосновавшихся в США международных банкиров всё больше и больше тревожила национальная реакция ряда европейских стран на победу Америки и Антанты в первой мировой войне. В Италии, Испании, Португалии, Венгрии возникли авторитарные режимы, предложившие обществу корпоративную модель развития, отвергавшую паразитическую роль банков и финансируемых ими партий. Эти государства, именовавшиеся тогда фашистскими, но без ныне навязанного этому слову расистского оттенка, опирались на широкую народную поддержку и демонстрировали быстрые экономические успехи. Уничтожить эту угрозу международной банковской системе западные демократии могли только в ходе всеевропейской войны. Но как заставить народы Европы .поверить в её неизбежность и взяться за оружие? Для этого требовался явный, устрашающий всех агрессор, и лучшим кандидатом на эту роль оказался Гитлер: именно он и получил в начале 30-х годов из-за океана наибольшие кредиты, которые позволили ему прийти к власти в Германии 30 января 1933 года. Через десять месяцев после этого США признали Советский Союз и установили с ним дипломатические отношения. Началось тонкое и долгое стравливание двух великих народов, которое должно было завершиться разгромом страны, осмелившейся бросить вызов воротилам мировой финансовой системы, и уничтожением надежд европейских народов на самостоятельное национальное развитие.
К моменту прихода Гитлера к власти положение дел в Советском Союзе не внушало «мировой закулисе» серьёзных опасений. Хотя интернационалист Троцкий был выдворен из страны, в СССР продолжал действовать напичканный троцкистами Коминтерн, настроенный на мировую революцию и уничтожение национальных границ и различий. Этим людям не надо было объяснять, кто их главный враг — конечно же, лидер, провозгласивший своей целью построение социализма в своей отдельно взятой Германии. Немцы тоже знали, кого не любить — конечно же, интернационалистов, которые сначала в роли революционеров трижды (в 1918-м, 1919-м и 1923 году) норовили учинить им революцию наподобие русской, а потом в годы инфляции в роли международных спекулянтов скупили за бесценок гордость Германии — её великолепные промышленные предприятия. Неудивительно, что сразу же после прихода Гитлера к власти отношения между Германией и Советским Союзом резко ухудшились: всё шло в соответствии с разработанным за океаном планом...
И вдруг как гром средь ясного неба: Сталин ведёт тайные переговоры с немцами!
ГЕНЕРАЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
«Фюрер увидел Сталина в фильме, и он тотчас показался ему симпатичным,— писал в марте 1940 года один из самых близких Гитлеру людей И. Геббельс.— С этого, собственно, началась германо-русская коалиция». В действительности всё было не так просто...
В 20-х годах в высших кругах нацистской партии, особенно в её северо-западном блоке, как нигде была сильна ненависть к капитализму и симпатии к Советской России. Тот же Геббельс твердил тогда, что верит в Россию, в то, что она найдёт в себе силы сбросить иго евреев-интернационалистов. Его ужасала перспектива войны между Германией и Россией. «Лучше гибель заодно с большевизмом, чем вечное рабство заодно с капитализмом». Вот почему в 1926 году он испытал настоящий шок, услышав одну из программных речей Гитлера, в которой тот объявил главной задачей своей партии уничтожение большевизма — главной ударной силы еврейства — в союзе с Англией и Италией. «Бессмыслица, ты победила! — восклицал Геббельс в своём дневнике.— Меня словно по голове стукнули. Так болит сердце!»
Но уже через месяц фюрер развеял сомнения своего клеврета: «Гитлер велик,— записал он в дневнике.— Он всё продумал. Его идеал: смесь коллективизма и индивидуализма. Земля целиком народу. Производство индивидуальное. Концерны, тресты, крупные производства, транспорт и т. п. социализировать... Италия и Англия наши союзники. Россия готова нас сожрать...»
В 1929 году националист Сталин выдворил из СССР интернационалиста Троцкого с искусством, восхитившим Геббельса. Он даже гордится, когда соратники сравнивают его роль в охране чистоты национал-социалистической идеи с ролью Сталина в РКП(б). «Я не Сталин,— записывает он в дневнике,— я им стану! Идея должна быть чиста и бескомпромиссна».
Однако Гитлер не разделял геббельсова увлечения Сталиным. Он считал: выдворение Троцкого из СССР не что иное, как еврейский заговор, цель которого — продвинуть Троцкого в Германию и поставить его во главе германской компартии! Поэтому, получив власть, он без промедления приступил к арестам коммунистов и антифашистов и одновременно с этим к враждебным акциям против работников советских учреждений в Германии, после чего полпред Н. Крестинский — давний сторонник Троцкого — стал говорить о неизбежности войны между Германией и СССР. Такой же ориентации придерживались многочисленные сторонники Троцкого в партии, в армии, ОГПУ, наркомате иностранных дел, Коминтерне. План западных держав стравить Германию и Россию начал приводиться в действие...
Когда Сталин решил расстроить этот план, установив дружественные отношения с фашистской Германией, он убедился: зараженные троцкистским интернационализмом партийные и государственные кадры страны будут саботировать это решение. И с 1934 года он приступил к чистке партийно-государственного аппарата. Одновременно по его заданию велись до сих пор остающиеся тайными поиски прямых контактов с руководством Германии. Успеха достиг советский торгпред в Берлине Давид Канделаки (о том, что он был личным доверенным лицом Сталина, знало тогда не более шести человек).
Канделаки удалось то, что, кроме него, достичь никто не смог. Он завязал переговоры с главными лицами фашистского рейха и даже получил частную аудиенцию у Гитлера. О чём договорились Канделаки и Гитлер и какую информацию привезли в апреле 1937 года он и его таинственный подручный Рудольф в Кремль, неизвестно, как неизвестно и большинство секретных соглашений, заключённых между советскими и германскими представителями в 1937—1941 годах. Тем более любопытен документ, обнаруженный мною в одном из отечественных архивов. Это Генеральное соглашение о сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности, подписанное 11 ноября 1938 года в Москве Генрихом Мюллером от гестапо и Лаврентием Берия от НКВД.
Из девяти параграфов этого пятистраничного документа наиболее интересными для понимания предвоенных событий представляются четыре — первый, второй, третий и шестой.
В §1 формулируется цель соглашения: установить тесное сотрудничество спецслужб СССР и Германии «во имя безопасности и процветания обеих стран, укрепления добрососедских отношений, дружбы русского и немецкого народов, совместной деятельности, направленной на ведение беспощадной борьбы с общими врагами, ведущими планомерную политику по разжиганию войн, международных конфликтов и порабощению человечества».
Вопрос о том, кто эти враги, конкретизируется в §2, где указывается, что НКВД и гестапо поведут совместную борьбу с двумя основными общими врагами: «международным еврейством, его международной финансовой системой, иудаизмом и иудейским мировоззрением» и «дегенерацией человечества во имя оздоровления белой расы и создания евгенических механизмов расовой гигиены».
Виды и формы дегенерации стороны определили дополнительным протоколом. Это «рыжие; косые; внешне уродливые — хромоногие и косорукие от рождения; имеющие дефекты речи: шепелявость, картавость, заикание(врождённое); ведьмы и колдуны, шаманы и ясновидящие; сатанисты и чертопоклонники; горбатые, карлики и с другими явно выраженными дефектами, которые следует отнести к разделу дегенерации и вырождения; лица, имеющие большие родимые пятна и множественное количество маленьких, разного цвета кожное покрытие, разноцветие глаз и т. п.».
Пункты §2 получили неожиданное развитие в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 20 декабря 1938 года:
— Одобрить договор, подписанный между НКВД СССР и германскими службами государственной безопасности, о сотрудничестве.
— В знак искренности взаимоотношений выдать германским властям бывших граждан Австрии, Германии, которые в настоящее время находятся на территории СССР и причинили своими действиями существенный вред в период работы в Коминтерне.
— НКВД СССР в связи с этим надлежит произвести задержание требуемых граждан и обеспечить этапирование спецэшелона для передачи германским властям.
— Запросить германские власти о выдаче бывших советских граждан, эмигрировавших из СССР, которые в силу тех или иных обстоятельств в настоящее время находятся на территории стран, входящих в состав Германии, и причинили своими действиями существенный вред советской власти.
— Рассмотреть вопрос о целесообразности передачи германским властям членов семей тех лиц, которые подлежат выдаче нашей стороной.
— НКВД СССР надлежит подготовить списки граждан, которые необходимо затребовать у германской стороны. Списки согласовать с ЦК.

Секретарь ЦК И. Сталин
Трудно понять, по какому пункту §2 — по международному еврейству или признакам дегенерации — проходили деятели Коминтерна. Скорее по первому: ведь Коминтерн возник накануне первой мировой войны в Цюрихе как ответвление мирового еврейского конгресса. После передислокации в Москву 1 конгресс Коминтерна в марте 1919 года выработал программу по подготовке мировой гражданской войны. В то время она уже полыхала в России, на очереди были Германия, Венгрия и другие европейские страны. Ответом на подрывные действия Коминтерна было появление фашизма в ряде государств Европы, которые в 1936 году создали Антикоминтерновский пакт. К нему фактически примкнул и Советский Союз, подписав соглашение в рамках НКВД и гестапо.
14 января 1939 года Гейдрих направил Берия первый список из 43 лиц, подлежащих выдаче германским властям. И с этого момента началось одновременное уничтожение деятелей Коминтерна в Германии и СССР. В основном это были лица еврейской национальности. В СССР, по данным НКВД, на 20 декабря 1940 года было осуждено 180300 членов Коминтерна, из которых расстреляно 95854. Любопытно, что в первом списке Гейдриха значились такие известные деятели, как Нойман Гейнц, Карл Радек, Гуго Эберляйн, Александр Абрамов, С. Брике, Вернер Раков, которые к моменту выдачи уже были репрессированы. Макс Клаузен работал радистом в группе Зорге в Японии. Георгия Димитрова и Вальтера Ульбрихта Сталин не выдал гестапо.
Не была забыта и упоминаемая в Соглашении международная еврейская финансовая система. Если раньше продаваемая по дешёвке частным, преимущественно еврейским, фирмам дешёвая советская нефть использовалась на мировом рынке главным образом для оказания давления на ту или иную нефтяную группу, то с февраля 1939 года советское правительство прекратило продажу нефти частным фирмам и стало продавать её только Германии, Италии и дружественным им государствам...
Судьбоносным для становления советского военно-промышленного комплекса стал §3 Генерального соглашения. «Стороны будут всемерно способствовать укреплению принципов социализма в СССР, национал-социализма в Германии и убеждены, что одним из основополагающих элементов безопасности является процесс милитаризации экономики, развитие военной промышленности и укрепление мощи и дееспособности вооружённых сил своих государств». §6 уточнял: СССР и Германия будут сотрудничать в «военной промышленности; самолётостроении: экономике; финансах; энергетике; науке и технике», а также «в области сокровенных тайн, теозоологии, теософии, паранормальных и аномальных явлений, влияющих на социальные процессы и внутреннюю жизнь государств...».
Прошло всего два месяца после подписания Генерального соглашения, и в СССР начался невиданный скачок в реорганизации промышленности. 12 января 1939 года опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «О разделении Наркомата оборонной промышленности на четыре народных комиссариата»: авиационной промышленности, судостроительной промышленности, народного комиссариата боеприпасов и народного комиссариата вооружения. Во главе этих вновь образованных ведомств были поставлены соответственно Каганович М. М., Тевосян И. Т., Сергеев И. П., Ванников Б.Л.
20 января последовал Указ «О разделении народного комиссариата тяжёлой промышленности на шесть народных комиссариатов»: топливной промышленности, электростанций и электропромышленности, чёрной металлургии, цветной металлургии, химической промышленности и промышленности строительных материалов. Наркомами стали: Каганович Л. М., Первухин М. Г., Меркулов Ф. А., Самохвалов А. И., Денисов М. Ф., Соснин Л. А.
6 февраля — Указ «О разделении народного комиссариата машиностроения на три народных комиссариата»: тяжёлого машиностроения (нарком Малышев В. А.), среднего машиностроения (нарком Лихачев И. А.), общего машиностроения (нарком Паршин П.И.). К июню 1939 года было создано 28 новых народных комиссариатов. На посты выдвигалась в основном молодёжь в возрасте 28—30 лет.
Но участие фашистской Германии в создании советского военно-промышленного комплекса не ограничилось только этими, чисто организационными мерами. Она внесла в него и значительный материальный вклад...
«ЖДЕМ ВАС ВО ЛЬВОВЕ»
23 мая 1939 года Гитлер сжёг за собой все мосты. В этот день он объявил своим генералам, что большая война в Европе неизбежна. В течение двух лет им предстоит разгромить Англию, Францию и Польшу, а потом и СССР, который, прежде чем быть разбитым, должен был дать Германии ресурсы, необходимые для войны на Западе. Тогда же был оглашен и срок нападения на Польшу — 1 сентября 1939 года. Но до этого срока необходимо было любой ценой уговорить Россию дать рейху вожделенное сырьё — хлеб, жидкое топливо, марганцевую руду, хлопок, фосфаты, асбест.
Немцы задействовали все каналы для форсированного сближения с СССР, но русским спешить было некуда: уходила неделя за неделей, а дело дальше дружелюбных разговоров не шло. Наконец, 15 августа, когда до объявленного срока нападения на Польшу оставалось каких-нибудь две недели, Риббентроп предложил Молотову заключить пакт о ненападении на 25 лет и просил принять его в Москве 18 августа. Молотов, как будто не понимая всей отчаянности немецкого положения, поставил условием предварительное заключение торгово-кредитного соглашения. И немцы, которым в преддверии войны впору было самим искать кредита, поспешили через три дня заключить такой договор на 350 миллионов марок, по которому в СССР поставлялись уникальные металлообрабатывающие станки, предметы вооружения, химическое оборудование, прокат, краны, двигатели и т. д.
После того как главное условие было выполнено, Риббентроп снова насел на посла Шуленбурга, требуя, чтобы тот добился согласия на его, Риббентропа, приезд в Москву для заключения пакта о ненападении. Но, поскольку Москва и на этот раз не спешила с ответом, Гитлер, смирив свою гордыню, первым обратился к Сталину с посланием, в котором просил принять Риббентропа. И тот любезно назначил встречу на 23 августа. Именно в этот день и был подписан в Москве пакт о ненападении с пресловутым секретным протоколом.

Но вот странность: прошёл всего месяц, в течение которого была разгромлена Польша, и Риббентроп снова просит у Молотова аудиенции; предлог туманный — отработка вопроса о Польше...
Вечером 27 сентября 1939 года Риббентроп прибыл в Москву, сразу был принят Молотовым и беседовал с ним с 10 часов вечера до 3.30 утра. В течение двух часов при этой беседе присутствовал Сталин. Утром 28 сентября переговоры, содержание которых хранилось в строгой тайне, продолжились. Вернувшись в Берлин 29 сентября, Риббентроп тут же отправился к Гитлеру и имел с ним долгую беседу наедине.
Тайна второго визита Риббентропа в Москву проясняется только сейчас. Похоже, что рейхсминистр обговаривал с советским руководством окончательные детали личной встречи Сталина с Гитлером. На то, что такая встреча должна была состояться, указывают многие источники, назывались и различные даты этой встречи. Сегодня можно дать точные ответы на эти вопросы: найдена переписка Сталина с послом Германии в СССР Шуленбургом...

Послу Германии в СССР графу Вернеру фон дер Шуленбургу

Исх. № 960 от 3 сентября 1939 г.

Я принципиально согласен встретиться с господином Адольфом Гитлером. Неизменно буду рад этой встрече. Организацию встречи я поручил своему наркому внутренних дел тов. Берия.

С уважением И. Сталин

Шуленбург уведомил Гитлера о согласии Сталина встретиться. Об этом на копии письма сохранилась запись: «В 17 ч. 10 мин. по моск. времени 9 сентября 1939 г. звонил 2-й секретарь посольства Германии в СССР и просил передать тов. Молотову, что господин рейхсканцлер Адольф Гитлер послание тов. Сталина получил». Затем последовало ещё письмо.

Послу Германии в СССР графу Вернеру фон дер Шуленбургу

Исх. №1001 от 20 сентября 1939 г.

Сообщите рейхсканцлеру Германии Адольфу Гитлеру, что я готов буду встретиться с ним лично 17, 18 и 19 ноября 1939 г. во Львове. Полагал бы прибыть специальным поездом и провести встречу в моём вагоне.

С уважением И. Сталин

На полях сохранившейся копии запись сотрудника НКВД, который, по-видимому, держал связь с посольством Германии в СССР и записывал ответ германского посла: «Не ноябрь, лучше октябрь, т. к. у господина Адольфа Гитлера свободная неделя может быть в октябре, а числа можно оставить те же. Прошу передать тов. Молотову, 26 сентября 1939 г.». Дата говорит, что приезд в Москву Риббентропа на следующий день был связан, по-видимому, с деталями предстоящей встречи и сроками. Последовало третье письмо Сталина.

Послу Германии в СССР графу Вернеру фон дер Шуленбургу
Исх. № 1037 от 11 октября 1939 г.

Прошу Вас окончательно считать временем встречи 17, 18 и 19 октября 1939 г., а не 17—19 ноября, как это планировалось ранее. Мой поезд прибудет к месту встречи в 15 ч. 30 мин. 17 октября 1939 г. Органами НКВД предприняты все меры для безопасности планируемого мероприятия.

С уважением И. Сталин

Ниже подтверждение, полученное из посольства Германии в СССР: «Для Молотова. Информация не менялась. Всё остаётся в силе без изменения». Препятствий к встрече лидеров двух великих держав Европы не было...

Но установление факта и даты встречи, увы, не проливают света на содержание состоявшихся переговоров. О нём можно лишь гадать по характеру предшествующих и последующих событий. Месяц, прошедший после капитуляции Польши, требовал от Гитлера важных решений. Хотя Англия и Франция, объявившие Германии войну сразу после её нападения на Польшу, не вели активных боевых действий, Гитлера беспокоило то, что эти страны пребывают с ним в состоянии войны. 6 октября 1939 года, выступая в рейхстаге, он дал миру понять, что готов заключить с ними мир. Но Даладье и Чемберлен отклонили его мирные предложения соответственно 7 и 12 октября. Предвидя отказ, Гитлер 10 октября ознакомил генералов с Директивой № 6 на продолжение войны на Западе.

Он при этом блефовал: у него не было необходимых для ведения такой войны ресурсов. И получить их он мог только у России, готовой поставлять их в обмен на немецкие технологии, специализированное оборудование и образцы новейшего вооружения. О том, что договоренность со Сталиным была достигнута, свидетельствует любопытное совпадение. 27 октября 1939 года Гитлер приказал своим генералам быть готовыми начать боевые действия на Западе 12 ноября. И в этот же самый день 27 октября в Берлин прибыла экономическая миссия И. Тевосяна, состоявшая из специалистов оборонных наркоматов. После осмотра немецких заводов, верфей и новых образцов боевой техники между СССР и Германией 11 февраля 1940-го и 10 января 1941 года были заключены два новых соглашения, по которым Советский Союз, кроме всего прочего, получил чертежи и образцы новейших немецких боевых самолётов, артиллерийских орудий, танков, тягачей и даже целый тяжёлый крейсер «Лютцов»!
Недаром тогда ходили слухи, будто Риббентроп, устраивавший встречу двух лидеров, от советской стороны был награжден орденом Ленина!
БРИТАНСКИЙ АГЕНТ РУДОЛЬФ ГЕСС
Гитлер не начал войну на Западе 12 ноября 1939 года, он перенёс эту дату сначала на январь 1940-го, а потом и вообще отложил на неопределённый срок. Зато весной он преподал жестокий урок западным демократиям, мечтавшим со стороны наблюдать, как будут взаимоистребляться стравленные ими русские и немцы. Захватив за десять недель 1940 года четыре нейтральные страны, разгромив Францию и изгнав с континента английскую армию, он продемонстрировал миру настоящий блицкриг. «Какие победы! Какой успех!» — восклицал Геббельс. И действительно, вся Европа лежала у ног Гитлера, и только англичане глухо ворчали на своём острове, грозясь сражаться до последнего.
Объективно говоря, надежд на спасение у них не было. Вернее, была всего одна: как говорил ещё до нападения на Польшу сам Черчилль, воевать против Гитлера без России нельзя! Но Россия-то как раз не хотела воевать на стороне Англии и отвергала все британские предложения составить объединённый фронт против рейха. Тем более удивительна твёрдость, с которой правительство Черчилля отвергало все призывы Гитлера к примирению. Оно не стало сговорчивее ни после разгрома Франции и бегства английских войск из Дюнкерка, ни перед угрозой германского вторжения, ни перед перспективой разрушения Лондона и других городов воздушными армадами Геринга.
Черчилль как будто заранее знал, что рано или поздно Гитлер преодолеет свой страх перед войной на два фронта и нападёт на Россию даже в том случае, если ему не удастся заключить мира с Британией! И он терпеливо ждал, когда это произойдёт.
Гитлер готовился к войне с Россией с самого начала своей политической карьеры. Но если весной 1939 года он считал, что напасть на СССР можно только после разгрома Польши, Франции и Англии, то летом 1940 года его взгляды резко изменились. Его вдруг осенило: Англия потому отвергает его обращения о мире, что надеется на Россию! Сгоряча он даже велел готовить план нападения на Россию осенью 1940 года, но генералы уговорили его перенести этот срок на весну 1941-го. Мысль устроить России блицкриг, не примирившись с Англией, завладела им всецело. 19 сентября 1940 года он отменил вторжение в Англию, 12 ноября приказал подготовить план нападения на СССР, 18 декабря одобрил его, дал название «Барбаросса» и назначил срок нападения — 15 мая 1941 года. 27 марта 1941 года отодвинул дату нападения на четыре недели, а 30 апреля назначил окончательный срок — 22 июня 1941 года!
Всё это стало известно только сейчас, когда опубликованы многие документы и воспоминания. Но откуда всё это мог 60 лет назад знать Черчилль? И не только знать, но и строить внешнюю политику своей страны в самых критических за всю историю её существования условиях?
Значит, был рядом с Гитлером какой-то пользующийся его полным доверием человек, который не только знал его сокровенные мысли и намерения, не только мог влиять на его мнение и решения своим мнением и советом, но и информировать обо всём этом англичан!
Сегодня, не рискуя сильно ошибиться, мы можем назвать имя этого человека — Рудольф Гесс!
Многие годы он был личным секретарём Гитлера; отбывая с ним тюремное заключение, писал под его диктовку «Майн Кампф». С 1933 года заместитель фюрера по партии, рейхс-министр, председатель «Объединённого штаба связи», осуществлявшего общее руководство разведывательными аппаратами различных ведомств фашистской Германии. С 1933 года член «Тайного правительственного совета». С 1939 года член «Совета имперской обороны».
Похоже, именно Гесс, известный в партии своими проанглийскими симпатиями, и вёл Гитлера к роковому решению 1940 года. Гесс знал о Гитлере всё: мысли, привычки, идеи, решения, распоряжения. И когда увидел, что нападение на Россию — вопрос решенный и обратного пути нет, он 11 мая 1941 года за месяц до начала войны улетел в Англию. Ближайшее окружение Гитлера поспешило распространить версию, будто он полетел туда по поручению Гитлера с целью заключить мир и склонить Англию к совместной борьбе против СССР. Если бы это было так, Гесс должен был бы вернуться, но он не вернулся. И это даёт основание считать, что он был не посланником Гитлера, а английским агентом, скрывшимся из страны после выполнения ответственного задания.
Эта версия проливает новый свет на загадку Рудольфа Гесса, о которой мы писали в № 3 1994 года. Загадочные обстоятельства его бегства наводят на мысль, что англичане предъявили Международному трибуналу в Нюрнберге не настоящего Гесса, а его двойника, симулировавшего невменяемость, не могшего ответить ни на один вопрос и не узнанного большинством подельников. Не случайно, как только в 1987 году прошёл слух о возможной амнистии узника, проведшего в тюрьме Шпандау более 40 лет, он был умерщвлён там английскими охранниками.
Что бы ни толкнуло Гитлера к нападению на СССР, какие бы правдоподобные доводы в пользу этого решения ни нашёптывал ему на ухо коварный англофил Гесс, этот роковой шаг труднообъясним. Недаром после войны Сталин время от времени задумчиво произносил:
— Какой дурак этот Гитлер! С его техникой и нашей армией мы с ним владели бы всем миром…

 
shtormaxДата: Понедельник, 15.10.2007, 12:51 | Сообщение # 2
Генерал-лейтенант
Группа: Администратор
Сообщений: 667
425321904
Репутация: 5
Статус: Offline
Какое-то безумие тлело в нём…

Архивные находки Германа Назарова заставляют усомниться в хронике болезни и последних дней Ленина.

Официально считается, что, хотя кратковременные головокружения и даже отключения сознания случались с В. И. Лениным и раньше, его таинственная болезнь впервые проявилась явственно в Горках 25 мая 1922 года.

В этот день после ужина он почувствовал изжогу, а перед сном слабость в правой руке: утром разразилась сильнейшая головная боль, была рвота. Он с трудом объяснялся с окружающими; не мог читать; пробовал писать, но сумел вывести только букву “м”; ослабела правая рука и нога. Через час неприятные ощущения прошли, и врачи приписали их гастриту. Но вечером 27 мая последовал повторный, более сильный удар, и профессор Кремер впервые заподозрил у Ленина мозговое заболевание, характер которого, однако, представлялся врачам весьма загадочным.

В отличие от обычного атеросклероза, при котором идёт непрерывное прогрессирующее нарастание раз возникших болезненных процессов, у Владимира Ильича после довольно частых ударов наступали улучшения состояния с восстановлением профессионального интеллекта. Это обстоятельство заставило врачей предположить, что болезнь Ленина есть следствие сифилитического изменения сосудов мозга. Они решили, что если это сифилис, то есть надежда на выздоровление! И хотя исследование глазного дна этой догадки не подтвердило, Ленина на всякий случай стали лечить инъекциями мышьяка.

Сам Владимир Ильич довольно мрачно оценивал своё состояние. Говорят, 30 мая 1922 года он даже пригласил к себе Сталина и просил его принести цианистый калий, чтобы в случае чего покончить с собой. Но потом он от этой мысли отказался.

Хотя в течение всего лета 1922 года “кондрашка”, как говорил сам Владимир Ильич, хватал его время от времени, в целом его состояние постепенно улучшалось, и врачи разрешили ему приступить к работе с 1 октября. Он с радостью окунулся в работу: председательствовал в Совнаркоме, заседал на пленуме ЦК, в Политбюро и Совете труда и обороны и даже выступил на сессии ВЦИК и на IV конгрессе Коминтерна. Но прежней работоспособности у него, по собственному признанию, увы, уже нет.

13 декабря в Горках его настигает новый сильнейший удар, 15 и 16 декабря его состояние резко ухудшается, и консилиум врачей убеждает Ленина временно совершенно отказаться от работы. 18 дека бря Политбюро возлагает на Сталина ответственность за соблюдение режима, установленного врачами для Ленина. И вдруг Сталин узнаёт, что, несмотря на запрет, Владимир Ильич продолжает вмешиваться в политическую жизнь и что Крупская 21 декабря передала какое-то ленинское письмо Троцкому. 22 декабря взбешенный Иосиф Виссарионович сказал Надежде Константиновне по телефону что-то такое, от чего она, по словам ленинской сестры Марии Ильиничны, “была совершенно не похожа сама на себя, рыдала, каталась по полу и пр.”. А в ночь на 23 декабря Ленина разбил паралич правой части тела.

По всей видимости, этот инцидент побудил Сталина собрать лечивших Ленина врачей и 24 декабря 1922 года в присутствии Каменева и Бухарина провести совещание, на котором было принято решение: “Владимиру Ильичу предоставляется право диктовать ежедневно 5-10 минут, но это не должно носить характера переписки и на эти записки Владимир Ильич не должен ждать ответа. Свидания запрещаются. Ни друзья, ни домашние не должны сообщать Владимиру Ильичу ничего из политической жизни, чтобы этим не давать материала для размышлений и волнений”.

Судя по тексту этого решения, в болезни Ленина политические проблемы играли не меньшую роль, чем медицинские. Действительно, в то самое время, когда соратники разрабатывали процедуру его политической изоляции, сам Владимир Ильич “диктовал” один за другим важнейшие политические документы, в том числе и пресловутое “завещание”, в котором он предлагал XII съезду обдумать, как бы половчее сместить Сталина с поста Генерального секретаря. Конец этим таинственным диктовкам положил удар 10 марта 1923 года, после которого Ленин стал настоящим инвалидом: произносил не более десятка слов (“вот-вот”, “иди”, “вези”, “веди”, “аля-ля” и почему-то “гут морген ”), утратил способность писать, мог передвигаться только в инвалидной коляске.

21 января 1924 года Ленина настиг последний удар. У него заклокотало в груди, взгляд стал бессознательным. Временами он глухо стонал, судороги пробегали по телу. Врачи впрыскивали ему камфару, делали искусственное дыхание. Но всё было напрасно. Он умер в 18.50...

* * *

Как и все, я верил официальной версии вплоть до того момента, пока не натолкнулся в архиве на никогда прежде не публиковавшийся документ. Это было письмо Ленина Дзержинскому. В своей переписке с соратниками Ленин часто использовал гриф “Совершенно секретно”. Не преминул он прибегнуть к нему и на этот раз. Под грифом “Совершенно секретно” он писал:

“Дорогой Феликс!!! Всё, что со мной произошло, как мне кажется, дело рук Сталина и тех, кто с ним. Это ужасно. Меня фактически изолировали от партии и общества. Вчера охрана была удвоена. Сейчас их насчитываю что-то около ста человек. Мне даже тропинки отвели, по которым я должен, видите ли, прогуливаться. По другим дорожкам просто не положено!!! Как Вам это нравится. Это разве нормальное отношение, когда какой-то жлоб из В.Ч.К ., или уж не знаю кто, заявляет, что имеет специальные инструкции: не разговаривать со мной, не принимать от меня никакой почты, не рассказывать мне ничего и т. п. Это что? Как прикажете это понимать? Я неоднократно за последнее время требовал встречи с Вами, тов. Калининым, Влад. Бонч-Бруевичем, Каменевым, не говоря уже о тех, кого мне просто хотелось бы увидеть.

Вот уже три месяца ко мне никого не пускают. Полная изоляция. Отключили телефон. Барышня со станции говорит, что с Москвой нет связи. Какая херня, прости Господи. Я стал намного лучше себя чувствовать. Мне кажется, что меня отравят или убьют. Убьёт охрана. Отравят врачи. Что же мне делать? Бежать? Невозможно. Смотрят за каждым шагом. Говорят, что всё из благих соображений. Я не верю. Я понимаю, что всё скоро кончится. Кто бы знал, не поверил бы. Врачи смотрят на меня и разговаривают со мной, как с умалишённым, как с ребёночком, глупеньким маленьким ребёночком. Это заговор. Это приведёт к диктатуре одной группы в партии над всеми, и кончится всё большой кровью.

Я не понимаю, имею ли я сейчас в правительстве вес, что с моим кабинетом в Кремле? Почему я лишён связи? Я ничего не понимаю. Я первое лицо в государстве, меня никто не отстранял от исполнения обязанностей. Моя болезнь просто превратилась в изоляцию. Меня вылечили и изолировали. По-другому это никак не назовешь. Если можно предпринять какие-либо меры??? К примеру, перевести меня в первую градскую, в Москву. Я не могу больше жить в лесу. Я медленно схожу с ума. Я предчувствую, что со мной хотят что-то сотворить. Мне никто не верит, все действуют по одной инструкции. Тех, кто со мной находит общий язык, убирают, и более я не вижу этих прекрасных людей. Куда они делись, к примеру: Шишкин, Лазарев, Апаев. Где они? Живы, или их уб рали? (Здесь Ленин делает вставку: “Необходимо провести проверку, выяснить, где на самом деле эти люди. Если их убрали, то это будет основанием того, чтобы привлечь к ответственности Сталина и других”. - Г. Н.)

Мне необходимо созвать Политбюро. Я уже обращался с открытым письмом к товарищам, но Сталин ухмылялся. Он обозвал Наденьку дегенераткой и проституткой !!!! (Последние два слова Ленин подчеркнул. - Г. Н.). Как Вам это нравится! И главное, после требования извинений отношения между нами стали просто невыносимыми. Я превратился в его личного врага. А ведь у него кавказский темперамент.

Феликс, Наденька говорит, что до неё дошли сведения, что Сталин произнёс фразу, будто бы педерастам в Кремле пришёл конец. Конечно же, это было произнесено более грубо и ругательно, но, как я сделал выводы, это имеет отношение прямо ко мне и моим товарищам. (Этот абзац Сталин, просматривая это письмо, подчеркнул красным карандашом и написал: “Ильич совсем тронулся”- Г. Н.)

Я располагаю сведениями, что без моего ведома происходят перестановки. И везде ставит он. Одобряет ЦК. Что же творится в ЦК ??? Я читаю газеты, и всё вроде бы нормально, на первый взгляд. Стало быть, пресса в его руках. Это конец. Будь проклят тот день, когда я дал своё согласие на стационарное лечение в Горках. Будь оно всё проклято. Нет ничего отвратительнее этой наигранной изоляции. Сотни дебилов из В.Ч.К., здоровенные такие парни. Мне с ними тяжело говорить. Постоянно приходится задирать голову. Я требую уменьшить охрану. Зачем такое количество. Можно обойтись и меньшим числом.

Потом, на первом этаже расположились несколько уполномоченных. Чем они занимаются, ума не приложу. На вопросы не отвечают. Говорят, что приставлены ко мне, чтобы я побыстрее выздоравливал.

Очень прошу, предпримите меры, привезите меня в Москву. Я хочу в столицу. Я давно не общался с рабочими коллективами. Я стал отставать от жизни.

Горячо обнимаю, твой Ульянов (Ленин). 20.12.1921 г.”.

Самое ошеломляющее в этом письме - дата! Оказывается, Ленин был изолирован уже в 1921 году, когда широкие массы слыхом не слыхивали ни о какой его болезни! Официальная версия кем-то сдвинута на целый год!

Я стал внимательно просматривать ленинские биографические материалы и в воспоминаниях М. И. Ульяновой нашёл подтверждения тому, что говорилось в письме. Так, сильные головные боли, головокружения и бессонницы начали мучить Владимира Ильича ещё в январе-феврале 1921 года. В конце лета его осмотрел главный врач Боткинской больницы Ф. Готье, нашёл у него небольшое расширение сердца и посоветовал на две недели поехать в Горки. И эти “две недельки” действительно растянулись на три месяца - до конца декабря 1921 года! Мы-то считали, что Ленин в Горках отдыхал, а он, оказывается, находился там едва ли не под арестом!

А что же Дзержинский? Как он реагировал на крик ленинской души?

В архивной папке сохранился и “ответ” Феликса Эдмундовича: на следующий же день он переслал ленинское письмо Сталину с небольшой запиской.

“Строго секретно. Из Горок продолжает поступать корреспонденция от Ленина. По-прежнему в письмах Ильича речь идёт о готовящемся заговоре против него. С одной стороны - медперсонал, с другой - охрана. Предлагаемые меры:

1. Посетить Ленина делегацией из десяти человек. Развеять его мысль о готовящемся заговоре. Нанести товарищеский визит. (Возле этого предложения Дзержинского Сталин делает пометку: “Можно !” - Г. Н.)

2. Разрешить пользоваться связью. Соединять его с одними и теми же абонентами, которых предварительно заинструктировать. Контролировать звонки.

3. Целесообразно рассмотреть вопрос о переводе Ленина в первую городскую клинику. (Возле этих двух предложений Сталин красным карандашом подчеркнул: “Нельзя !”- Г. Н.) Пред. В.Ч.К. Дзержинский”.

Чуть ниже подписи Дзержинского последовала резолюция Сталина: “Заменить охрану, сменить поваров! Всех! И. Сталин. 30.12”.

Мы знаем, что позднее в связи с временным улучшением здоровья Ленину дали возможность выступить на II съезде партии, проходившем с 27 марта по 2 апреля 1922 года, и выступление это показало, что вождь с трудом поддерживал связную речь. Он даже не смог участвовать в прениях по своему докладу. А 3 апреля Сталин был избран Генеральным секретарём партии.

Из впервые публикуемого у нас письма Ленина Дзержинскому вытекает сенсационный вывод, заставляющий коренным образом пересмотреть всю официальную версию. Ведь из него следует: Владимир Ильич прекратил свою деятельность как глава партии и государства в декабре не 1922-го, а 1921 года; и всё, что официально сообщалось о его дальнейшей жизни, было лишь прикрытием страшной тайны - его многолетней политической изоляции.

* * *

Благостную официальную картину последних дней Ленина в Горках, в которой живописуется, как Владимир Ильич учился заново говорить и писать, как он стремился следить за политическими событиями, как устраивал деревенским детям новогоднюю ёлку и заботился об обслуживающем персонале, полностью перечёркивает ещё одно страшное письмо, хранящееся всё в той же архивной папке с грифом “Особой важности”. Его написал Сталину один из лечащих врачей Ленина в Горках.

“Товарищу Сталину И. В.
Москва, Кремль.
Строго конфиденциально.

Уважаемый Иосиф Виссарионович!

За последние несколько дней здоровье нашего пациента заставляет проявлять серьёзное беспокойство, и речь идёт не об осложнении общих терапевтических особенностей, а о более тревожном, о полном расстройстве психики пациента, что, на мой взгляд, никак не связано с ранением и лечением, и изоляцией в том числе.

Пациент стал излишне чудашлив. Это выражается в громком, продолжающемся смехе, который переходит в кашель и рвоту. Причём причины, которые могли бы вызвать этот смех, самые нелепые - кошка, сторож за окном, уборка снега, разговор с поваром на кухне и т. п. Пациент долго спит. Он просыпается в 14, а иногда в 15 часов. Примерно через час после пробуждения он приходит в чувство. Начинает расспрашивать работников и обслугу, медперсонал о происходящих в стране событиях. Подолгу ищет газеты, журналы, сразу пишет письма в ЦК. За последние две недели им написано более 300 писем, причём пишет он их постоянно, днём, вечером, глубокой ночью и вплоть до 4-5 часов утра. (В этом месте, на полях пометка Сталина красным карандашом: “300-150=150 где ещё 150 писем?”; Сталин продолжал пристально следить за Лениным и “отлавливать” его письма на волю. - Г. Н.)

Товарища Баштанова он не устаёт расспрашивать о подробностях, как он, Баштанов, передавал его письма, кому и кто, что говорил, как смотрел, что спрашивал и т. п. Некоторые письма он прячет под матрац, в шкафах, в других укромных местах. Т. о. постоянная писанина писем и указаний, употребление в тексте нецензурной брани и т. п., рассовывание писем в тайниках вызывают серьёзные опасения в том, что при нормальной динамике общих выздоровительных процессов имеет место развитие болезни головного мозга, т. е. психического расстройства.

Пациент совершенно не отдаёт себе отчёта, что гражданская война окончилась, что наступила мирная созидательная жизнь. После того, как коммутатор не стал соединять пациента с Кремлём и внешним миром, пациент требует или просит работников и обслугу, медперсонал самим позвонить, подозвать к телефону нужного абонента, а затем часами разговаривает с ним, даёт указания и т. п. Вчера, при таком обмане медсестры Прохоровой Н. Ф., он сумел поговорить с Рыковым. (Здесь пометка Сталина: “Убрать, заменить”. - Г. Н.) Просил его забрать из пансионата, рассказывал о том, что его травят ядами, ртутными парами и т. п. Действительно, пациент в последнее время ведёт себя плохо. Все лекарства, которые ему выписывают вовнутрь, он пробует на вкус. Фактически не расстаётся с кошкой. Кладет её в постель, постоянно носит на руках. Часами плачет, с каждым днём срывы учащаются. Если раньше, примерно полгода назад, он плакал 1-2 раза в неделю, то в настоящее время он стал плакать по 1-2 раза в день. Странным образом ведёт себя и супруга пациента. Она обвиняет медперсонал в заговоре против пациента. Во всём ему подыгрывает.

На основании изложенного прошу вашего разрешения о создании медико-психиатрического консилиума для освидетельствования пациента и выставления медицинского диагноза, поскольку ещё стоило бы раз повториться, что при общем выздоровлении терапевтического характера за последние несколько месяцев у пациента развивается, если не прогрессирует психическая болезнь, для диагностирования которой необходимы специальные познания в области психиатрии. (Возле этого абзаца пометка Сталина: “Разрешаю !” - Г. Н.)

К примеру, пациент на протяжении нескольких суток отказывается чистить зубы. Он считает, что в зубном порошке яд, который проявится после выпитого чая или кофе. Изо рта пациента исходит жуткий неприятный запах. На вопрос врачей о происхождении запаха пациент отвечает, что специально не будет чистить зубы, чтобы сбивать с ног контру и заговорщиков, которым он будет дышать в лицо.

Пациент убивает время в постоянной писанине, которую затем распихивает по тайникам. Его письма сотрудники и медперсонал находят в самых неприличных местах. Я прямо-таки устал изымать эти конверты с бесчисленными указаниями. После пробуждения пациент, как правило, старается попасть к телефону. Когда ему отвечают, что с Москвой нет связи, он впадает в истерику. Т. о. он испортил 4-й телефонный аппарат. После истерики, как правило, безмолвствует, это длится на протяжении часа, полутора. Затем ещё несколько часов ходит по дому, гуляет мало. Ест плохо. Много пьёт воды и постоянно ходит в уборную, через каждые 20-40 минут. По дому мочится.

Лечащий врач: (подпись неразборчива)
Горки, дня 16 XII 1923 года”.

Так вот она, самая страшная и наиболее тщательно скрываемая тайна - Ленин сошёл с ума!

Но когда это произошло? В декабре 1923 года? Или летом 1921-го? Как мог политик Сталин установить этот медицинский факт раньше профессиональных врачей?

* * *

Когда в конце 1917 года известный революционер Г. Соломон (Исецкий) впервые встретил Ленина, в семью которого он был вхож ещё с дореволюционных лет, он был поражен произошедшей во Владимире Ильиче переменой.

- Помните: того Ленина, которого вы знали десять лет назад, больше не существует, - говорил Владимир Ильич . - Он умер давно, с вами говорит новый Ленин... Я буду беспощаден ко всему, что пахнет контрреволюцией!.. И против контрреволюционеров, кто бы они ни были, у меня имеется товарищ Урицкий... Не советую вам познакомиться с ним!

“В словах его, взгляде, - вспоминал Соломон, - я почувствовал и прочел явную неприкрытую угрозу полупомешанного человека... Какое-то безумие тлело в нём”...

И это безумие не замедлило проявиться в нём в самых ужасающих формах в ближайшие три года. Если непредвзятым, незашоренным глазом посмотреть на ленинские резолюции, предписания, телеграммы, невозможно не ужаснуться их болезненной кровожадности. “Ссылайте на принудительные работы в рудники”, “наводите массовый террор”, “запирайте в концентрационные лагеря”, “отбирайте весь хлеб и вешайте кулаков”, “без идиотской волокиты и не спрашивая ничьего разрешения расстреливайте, расстреливайте, расстреливайте”. Расстреливайте всех и за всё- капиталистов за утаивание денег, кулаков за сокрытие хлеба, офицеров за неявку на регистрацию, проституток за спаивание солдат, солдат за невыход из вагонов, демобилизованных за хранение винтовки, крестьян за нерасчистку снега.

И рядом с этим какая-то непостижимая жалостливость: “12 французов пленных от холода страдают. Одеть + пища”. И в этом же 1919 году беспрецедентная по кровожадности резолюция, обнаруженная мной на никогда не публиковавшемся письме Дзержинского Ленину.

“В Ростове захвачены в плен 300 000 казаков войска Донского, - писал Феликс Эдмундович 19 декабря 1919 года. - В районе Новочеркасска удерживается в плену более 200 000 казаков войска Донского и Кубанского. В городе Шахты, Каменске удерживается более 500 000 казаков. За последнее время сдались в плен около миллиона казаков. Пленные размещены следующим образом: в Геленджике - около 150 000 человек, Краснодаре - около 500 000 человек, Белореченская - около 150 000 человек, Майкопе - около 200 000 человек, Темрюк - около 50 000 человек. Прошу санкции.

Председатель В.Ч.К. Дзержинский”.

Резолюция Ленина на письме: “Расстрелять всех до одного. 30 декабря 1919 г.”.

В мае 1919 года предсовнаркома Ленин нашёл время, чтобы дважды напомнить железнодорожной ЧК в Жлобине о необходимости вернуть реквизированный велосипед аптекарю Г. Рабкину. И в этом же месяце он подписал чудовищный, до сих пор скрываемый от народа документ, который мне удалось обнаружить в архиве:

“1 мая 1919 г.
Председателю В.Ч.К. № 13666/2 тов. Дзержинскому Ф. Э.

УКАЗАНИЕ

В соответствии с решением В.Ц.И.К. и Сов. нар. комиссаров необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией.

Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше.

Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады.

Председатель В.Ц.И.К. Калинин
Председатель Сов. нар. Комиссаров
Ульянов (Ленин)”.

И опять совмещение несовместимого - именно 1 мая, в День международной солидарности трудящихся, Ленин подписывает документ, требующий “расстреливать беспощадно и повсеместно” тех, кто молится Богу.

Допускаю, что именно это патологическое соседство сентиментальности и зверства как раз и навело Сталина на догадку, что вождь невменяем. В таком случае он стал для Ленина поистине бичом Божьим, обрекшим его на унизительное и мучительное умирание.

О том, что Сталин не забыл ленинского “указания” об уничтожении русского православного духовенства, свидетельствует ещё один найденный мной документ. Это адресованная Берии Выписка из протокола № 88 заседания Политбюро ЦК от 11.11. 1939 г.

“- По отношению к религии, служителям русской православной церкви и православноверующим ЦК постановляет:

1. Признать нецелесообразным впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей РПЦ, преследования верующих.

2. Указание тов. Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 г. за № 13666-2 “О борьбе с попами и религией”, адресованное председателю ВЧК т. Дзержинскому, и все соответствующие инструкции ВЧК-ОГПУ-НКВД, касающиеся служителей РПЦ и православноверующих, - отменить...

Секретарь ЦК И. Сталин”.

Это решение сделало православную церковь союзницей советской власти в годы Великой Отечественной войны. Энергично разрушать этот союз стал ещё через двадцать лет верный ленинец Хрущев...

"ЧП" № 6, 1999 г.

 
shtormaxДата: Понедельник, 15.10.2007, 12:55 | Сообщение # 3
Генерал-лейтенант
Группа: Администратор
Сообщений: 667
425321904
Репутация: 5
Статус: Offline
КУБАНЬ №2 1991 года

Когда дело касается исторических личностей прошлого, связанных с именем Ленина, с его единомышленниками, то тут уже касается авторитета и самих основ КПСС, а себя надо защищать, иначе можно остаться без ничего.
Здесь свое аргументированное слово должны говорить компетентные научные (официальные) и политические органы. Без мнения этих органов - все остальное доведет до хаоса, абсурда и клеветы. Ибо говорить что кому вздумается - опасно. К примеру, через альманах "Кубань" распространилось мнение, что Я. М. Свердлов (как нам известно, ближайший единомышленник В. И. Ленина, его" правая рука" - так и выразился Ленин после смерти Свердлова) организовал репрессии и расказачивание на Кубани. Известно, что Я. М. Свердлов умер в 1919 году, в период хаоса жесточайшей гражданской войны, когда враги вырезали звезды на живом теле попавших в плен защитников молодой Советской Республики, когда было не до душеспасительных бесед. Борьба шла не на жизнь, а на смерть. Память о Свердлове осталась у всех тех, кто его знал и слышал, самой лучшей. В том числе и у В. И. Ленина.

Ветеран труда, персональный пенсионер

М. Я. ВОРОНИН, г. Краснодар.

Уважаемая редакция!

В последнее время в печати замелькало имя Я. М. Свердлова в очень непривычном для нашего слуха значении. Оказывается, этот щуплый болезненный человек в кожаной куртке, которого все мы почитали, как первого президента Советской Республики, несгибаемого большевика, гуманиста, был на самом деле, извините, палачом? Это он, оказывается, подписывал распоряжения о массовом истреблении казачества? Это он вкупе с Троцким занес безжалостный меч над вековечным кормильцем России крестьянствомА как быть с книгами, кинофильмами о Я. М. Свердлове? Как быть с тем, что его имя кому и чему только не присвоено? Задумайтесь, даже у нас в Краснодаре ни одному историческому деятелю, включая Ленина, не оказано таких почестей, как Свердлову: улица, сквер его имени, и даже кем-то когда-то почему, интересно? За какие заслуги? установлен (кстати, на улице Шаумяна!) бюст. Что, Свердлов родился здесь? Учился? Жил? Участвовал в революционной деятельности? Известно, например, что Киров и Орджоникидзе здесь воевали, но бюстов им почему-то не поставили. Наверное, некому было позаботиться...

А может быть, тут что-то не так? Может, какая-то ошибка вышла с очередным разоблачением?

Дайте нам ознакомиться с документами. Хватит эмоций. Надоело! Только документы - и ничего больше!

Э.ТИЩЕНКО.

Идя навстречу просьбам читателей, "Кубань" перепечатывает статью Г. Назарова, опубликованную в "Молодой гвардии" (1989 года № 10).
На наш взгляд, данная статья полностью отвечает на все поставленные вопросы, и при этом она основывается на документах, то есть удовлетворяет главному требованию к публикации подобного рода.

Я. И. СВЕРДЛОВ:

ОРГАНИЗАТОР ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
И МАССОВЫХ РЕПРЕССИЙ

16 марта1989 года исполнилось 70 лет со дня смерти Якова Михайловича Свердлова. Однако ни один печатный орган не откликнулся на эту в общем-то примечательную дату и не посвятил этому "пламенному" революционеру ни одной строчки.

Может быть, потому, что в начале 1989 года, как бы ко дню рождения Свердлова, в печать просочились сведения о нем совершенно иного, непривычного характера. Достаточно прочитать роман А. Знаменского "Красные дни" (опубликован в "Роман-газете" в начале 1989 года), очерк Е. Лосева "Трижды приговоренный..." (Москва. 1989.№ 2) и диалог между В. Кожиновым и Б. Сарновым, опубликованный в мартовских номерах "Литературной газеты" за 1989 год. А. Знаменский, Е. Лосев и В. Кожинов приводят убедительные факты и документы, которые от нас много лет скрывали.

Что же, кроме этого, написано о Якове Свердлове в нашей литературе? Как ни странно, практически лишь том воспоминаний о нем, оставленный его женой К. Т. Новгородцевой.

Обратимся к официальному изданию, каким является Большая Советская Энциклопедия, и откроем том 23 (последнего, 3-го издания). В статье о Свердлове говорится, что он "член КПСС с 1901 года... родился в семье ремесленника-гравера... профессиональный революционер.... вел работу в Нижнем Новгороде, Костроме, Ярославле, Казани и др.". Там же сказано, что "в 1902 - 1903 гг. неоднократно подвергался арестам, тюремному заключению, высылкам... в декабре 1905-го возглавил комитет РСДРП в Екатеринбурге... был инициатором создания Центрального бюро по руководству партийной работой среди ссыльных Нарымского края... руководил в Екатеринбурге Уральской областной партийной конференцией... после Апрельской Всероссийской конференции избран секретарем ЦК, делегирован во ВЦИК...руководил организационным бюро по созыву Ч1 съезда РСДРП(б), на котором избран членом ЦК... после съезда Свердлов возглавил Секретариат ЦК РСДРП(б)... 8(21) ноября 1917 по предложению Ленина избран Председателем ВЦИК....".

Но сейчас, в связи с призывом к "новому мышлению", приходится во многом сомневаться. И вот почему. В 50-м томе БСЭ (1-е издание) говорится несколько иначе: "Свердлов...с 1901-го принимал участие в социал-демократическом движении". Не сообщает о принадлежности Свердлова к КПСС с 1901 года и сам В. И. Ленин: "В первый период своей деятельности, еще совсем юношей, он, едва проникнувшись политическим сознанием, сразу и целиком отдался революции" (Речь памяти Я. М. Свердлова на экстренном заседании ВЦИК 18 марта 1919 года //О Якове Свердлове. Политиздат, 1985.

Ни слова о принадлежности к. партии с 1901 года не сказано и в некрологе (см.: Правда. 1919. 18 марта). Как ни странно, ни слова о вступлении Свердлова в партию в 1901 году не говорят ни его брат Герман Свердлов (см.: Энциклопедический справочник Гранат, том "Деятели СССР и Октябрьской революции". 1924. С. 14 - 18.), ни К. Т. Новгородцева в своих воспоминаниях о муже (см.: О Якове Свердлове. С. 181 - 221).

Никаких подробностей о вступлении Свердлова в партию в 1901 году нет и в воспоминаниях дочери Свердлова - Веры (там же. С. 211 - 216). Однако сестры Софья, Сарра и брат Вениамин спустя много лет после смерти своего брата вспоминали, что "к пятнадцати годам он стал уже революционером, а в шестнадцать лет вступил в партию" В какую, если большевизм как течение политической мысли (по известному выражению В. И. Ленина) возник на 11 съезде РСДРП, состоявшемся в Лондоне в 1903 году?

В довоенной партийной печати о принадлежности к партии того или иного партийного деятеля писали так: член РСДРП с такого-то года, в таком-то году (с обязательным указанием месяца этого всегда требовал Ленин) примкнул к большевикам. У Свердлова ни того, ни другого нет. И до сих пор никто не отважился издать политическую биографию Свердлова. Ее, видимо, тоже нет. Смею предположить, что это в партии большевиков случайный человек - как и многие другие, примкнувшие к большевикам после марта 1917 года, когда партия вышла из подполья...

Я. М. Свердлов родился 22 мая (по старому стилю) 1885 года в Нижнем Новгороде (ныне город Горький), на Покровке (ныне улица Свердлова). Отец Мираим (по другим данным, Мовша, ибо в документах часто упоминается отчество Я. Свердлова - Мовшович) Израилевич был не "ремесленником-гравером", как сообшается в БСЭ, а владельцем граверной мастерской. Фамилию отца сам Яков почему-то не указывает.

Яков имел братьев (Зиновия, Вениамина, Льва) и двух сестер (Сарру и Софью) от первого брака отца. От второго брака отца - братья Александр и Герман. О матери почти ничего не известно, кроме того, что ее звали Елизаветой Соломоновной и что она была домашней хозяйкой. Дед по отцу - саратовский купец.

Сестра Софья была замужем тоже за ювелиром - владельцем граверной мастерской Авербахом. По воспоминаниям сестер Сарры, Софьи и брата Вениамина, "в детстве Яков был резвый не по годам, казался старше своих лет. Если он давал обещания, всегда выполнял. Если ставил перед собой какую-нибудь цель, добивался ее, какого бы труда это

ему ни стоило"

В протоколе допроса Свердлова (Мя 16, от 12 января 1910 г.), подписанного им самим, сообщаются такие детали биографии: в графе "вероисповедание>> - "иудейское", в графе "происхождение и народность" - "из мещан, еврей", в графе "образование" - "в 1900 г. окончил 4 класса, 15 лет от роду", в графе "привлекался ли ранее к дознаниям, каким, и чем они окончились" - "привлекался в 1902 и 1903 гг. в Нижнем Новгороде за принадлежность к тайному сообшеству; дознания были прекращены...".

Вот некоторые вехи из революционной биографии Свердлова в Нижнем Новгороде:

3 декабря1901 года, в 16-летнем возрасте, Яков впервые задерживается (арестовывается) полицией на два дня за участие в демонстрации при проводах А. М, Горького (7 ноября 1901 года).

5 мая 1902 года арестовывается на четырнадцать дней за участие в демонстрации на похоронах студента Б. И. Рюрикова.

14 апреля 1903 года арестован; при обыске взяты листовки Нижегородского комитета РСДРП. 11 августа освобожден из-под ареста. 12 ноября подчинен гласному надзору полиции на два года по месту жительства родителей.

24 ноября 1903 года участвует в похоронах студента А. В. Яровицкого. 7 декабря - в похоронах А. В. Панова, состоящего под надзором полиции в Нижнем Новгороде.

21 марта 1905 года участвует в похоронах застрелившегося гимназиста Панова в Ярославле. 3 апреля, опять в Нижнем Новгороде, участвует в похоронах застрелившегося Н. И. Девяткова.

17 июня 1905 года выступает на собрании приказчиков в помещении Всесословного клуба в Нижнем Новгороде с призывом добиваться удовлетворения требований "силой и оружием".

Множество недоуменных вопросов вызывает и его "революционная работа" в Костроме, Казани, Ярославле, Перми, Екатеринбурге и других городах. 28 сентября 1905 года Свердлов приехал в Екатеринбург, где познакомился с Клавдией Тимофеевной Новгородцевой - дочерью екатеринбургского купца (в ее честь одна из улиц в Свердловске названа ее именем). Она была на девять лет старше своего мужа, хотя официального брака между ними не было.

10 июня 1906 года арестовывается на улице в Перми с паспортом на имя Л. С. Герца "после разгрома боевой организации", 22 - 23 сентября 1907 года осужден на два года по приговору Казанской судебной палаты.

Из кого состояла эта боевая организация - в донесении Пермского жандармского управления в Петербург не сообщается.

Отсидев ровно два года (единственное тюремное заключение Свердлова), он выехал в Москву. 13 декабря 1909 года арестовывается на собрании исполнительной комиссии Московского комитета РСДРП под фамилией И. И. Смирнова. Но Московский комитет РСДРП еще в 1905 году (спустя четыре месяца после его образования) был разгромлен, а его первый секретарь Землячка (урожденная Залкинд Розалия Самойловна) была арестована. Сменивший ее В.М. Лихачев был арестован в декабре 1908 года. А сама Московская организация большевиков берет начало с марта 1917 года (см.: Московская городская организация КПСС, 1917 - 1988 гг. Московский рабочий, 1989. В статье о Свердлове, помещенной в энциклопедии "Великая Октябрьская Социалистическая революция" (изд-во "Советская энциклопедия ", 1977), об историческом факте в биографии Свердлова ничего не сообщается.

11 марта 1910 г. постановлением министерства внутренних дел он приговаривается к высылке на три года в Нарымский край.

17 марта Свердлов подаёт прошение в департамент полиции о замене высылки в Сибирь выездом за границу. Ему отказывают, и 31 марта 1910 года он высылается из Москвы по этапу в Томскую губернию. Там он познакомился с Филиппом (партийная кличка) Исаичем Голощекиным ( он же Шая Исаакович Голощекин) и другим революционерами, которым потом будучи председателем ВЦИК, оказывал протекцию.

По воспоминаниям В.М. Косарева, написанным 30 лет спустя после смерти Свердлова, "как только Яков Михайлович прибыл Нарым, он сейчас же взялся читать лекции по политческой эконономии". Возникает вопрос: где же он её изучил с четырьмя классами образования?

Лекции он читал недолго – 27 июля Свердлов бежит из ссылки. В сентябре 1910 года появляется в Ппетербурге, а 10 ноября пишет листовку в связи со смертью Толстого, за подписью “Группа социал-демократов”.

14 ноября 1910 года арест в Петербурге, как "агента ЦК большевиков” (из журнала "Красный Архив” Когда же Свердлов примкнул к большевикам? Документы об этом молчат.

30 апреля 1911 года постановлением Особого совещания Свердлова снова высылают в Нарымский край, теперь уже на четыре года. 18 июня при попытке бежать вновь арестован. 7 декабря 1912 года бежит. 10 февраля 1913 года арестовывается на квартире Г. И. Петровского в Петербурге, а 4 апреля постановлением Особого совещания приговаривается к высылке на пять лет в Туруханский край.

О деятельности Свердлова в Туруханском крае вспоминает другой ссыльный - Б. И. Иванов, но уже 37 лет спустя после смерти Свердлова: "По инициативе Свердлова возник вопрос об организации в селе Монастырском потребительского кооператива, который должен был охватить все станки Туруханского края. Перед кооперативом ставилась задача: продажа населению товаров, а также скупка у населения мехов, пушнины и рыбы". Ну, это уже хоть какая-то и конкретная, и полезная работа. Там, в туруханской ссылке, и застала Свердлова Февральская революция.

В марте 1917 года он выехал из туруханской ссылки. Остановился в Красноярске (21 марта), где "выступал на партийном и советском собраниях, разоблачая меньшевистско-эсеровских соглашателей" (из книги "Избранные статьи и речи Свердлова", 1944).

Кто же из большевиков в Красноярске знал Свердлова, пробывшего в ссылке с небольшими перерывами около семи лет? Известно, что в большевистской фракции РСДРП в дни Февральской революции насчитывалось 14 тысяч рабочих, почти 6200 служащих, немногим более 1800 крестьян и 1500 представителей других социальных прослоек. В ряде городов и районов страны, особенно в непромышленных центрах, большевики состояли в общих с меньшевиками, объединенных организациях. А в Красноярске фактически их не было.

В. И. Ленин, получивший 2 марта 1917 года впервые известие о революции в России, выдвинул задачу всемерного организационного и идейного укрепления рядов партии. Он решительно выступил против организационного единства с меньшевиками, считая такое единство "величайшим несчастьем" И это "величайшее несчастье" свершилось - вчерашние меньшевики, те, кто совсем недавно выступал против Ленина, стали срочно переодеваться в большевистские одежды.

В телеграмме большевикам, отъезжающим в Россию, 6 марта 1917 года Ленин со всей силой подчеркивал недопустимость каких-либо соглашений с другими партиями. Свердлов, естественно, не знал об этой телеграмме Ленина. Но этот факт биографии Свердлова подтянули к "разоблачению" им меньшевиков и эсеров в Красноярске.

За очень короткий срок (с момента выезда из Красноярска 23 марта, приезда в Петербург, оттуда в Екатеринбург) Свердлов вдруг стал "любимцем уральских рабочих", которые 15 апреля 1917 года на Уральской партконференции "избрали Свердлова делегатом на Всероссийскую Апрельскую конференцию". А 25 апреля он делает первый публичный доклад.

О принадлежности к партии большевиков - ни слова. Какую же фракцию он представлял на Апрельской конференции? Большевиков, меньшевиков или бундовцев? Неизвестно, где и когда Ленин познакомился со Свердловым. На Апрельской конференции или в октябре 1917 года? Во всяком случае, впервые имя Свердлова упоминается в 34-м томе Полного собрания сочинений В.И. Ленина (июль - октябрь 1917 года), на странице 434, где приводится первое (до революции) письмо В. И. Ленина Свердлову. Написано оно 22 или 23 октября 1917 года (то есть буквально за два дня до переворота):

"Тов. Свердлову.

Только вчера вечером узнал, что Зиновьев письменно отрицает свое участие в выступлении Каменева в "Новой жизни".

Как же это Вы ничего мне не приылаете???

Все письма о Каменеве и Зиновьеве я посылал только членам ЦК.- Вы это знаете; не странно ли после этого, что Вы точно сомневаетесь в этом.

... По делу Зиновьева и Каменева (они выступили против вооруженного восстания.- Г. Н.), если вы... требуете компромисса, внесите, против меня предложение о сдаче дела в партийный суд... это будет отсрочкой.

"Отставка Каменева принята"? Из ЦК? Пришлите текст его заявления"

Записка В. И. Ленина Свердлову была проигнорирована - так же, как и другими членами ЦК, сформированного на У1 съезде РСДРП(б).

Можно считать, исходя из этого, что и Свердлов и Ленин выступали на Апрельской конференции, они увидели друг друга впервые в апреле 1917 года. Но ни в одной из своих реплик по ходу обсуждаемых вопросов Ленин не упоминает имени Свердлова.

27 июля 1917 года Свердлов делает Организационный отчет ЦК У1 съезду партии. Судя по тексту отчета, он совершенно не знал расстановку сил, был далек от практической работы партии. Доклад путаный: о фракциях, о том, что есть большевики,- ни слова. Даже слово "большевик" не произнесено ни разу.

В его отчете упоминаются 4 тысячи межрайонцев, вступивших в партию. Межрайонцы состояли из меньшевиков интернационалистов и большевиков-примиренцев, вышедших соответственно из фракций меньшевиков и большевиков. Они не хотели выводить Россию из войны и занимали выжидательную позицию (отсюда и название - межрайонцы) . В зависимости от того, кто возьмет верх: большевики или меньшевики, - они и строили свою политику. Именно вступившие в большевистскую фракцию межрайонцы и сыграли роковую роль в дальнейшей судьбе революции.

На съезде Свердлов знакомится с межрайонцами. По воспоминаниям 1О. Н. Флаксермана, делегата Ч1 съезда РСДРП (б), "весь он как бы светился, излучал бодрость и энергию. Он протянул мне руку, крепко сжал мою и радостно сказал: к нам пришли межрайонцы! Впереди была большая работа, партия крепила свои ряды, а в межрайонке - Луначарский, Володарский и другие...". Флаксерман подзабыл назвать "других" Троцкого, Урицкого, Иоффе, Мануильского.

Во многих источниках, в том числе и в ВСЭ, утверждается, что 29 апреля 1917 года и на Ч1 съезде РСДРП Свердлов "избирается членом ЦК партии и секретарем ЦК" партии и секретарём ЦК. Однако статья И. Плотникова "Герой революционной борьбы" ("Вечерний Свердловск". 1987. 3 авг.) опровергает эти утверждения: "...по существу, он стал секретарем, первым секретарем ЦК в современном смысле. Официально же таковым не был, не избирался, хотя об избрании его секретарем ЦК после Апрельской конференции часто говорится в литературе, справочниках".

Мало кто знает, что 27 октября (9 ноября) 1917 года, на второй день после переворота, на первом заседании ВЦИК Председателем ВЦИК был избран Л. В. Каменев (Розенфельд). Но в связи с дезорганизаторской политикой и неподчинением ЦК Каменев через одиннадцать дней был смещен с поста Председателя ВЦИК. 8 (21) ноября 1917 года его на этом посту заменил Свердлов. Выдвигает его кандидатуру на этот пост В. И. Ленин (здесь расхождения с ВСЭ нет). Как вспоминает Н. К. Крупская, "выбор был исключительно удачен". "Удачным" оказался и выбор Ильичем Троцкого на пост председателя Высшего военного совета Республики.

Ну а о том, насколько "выбор был исключительно удачным", говорят события, происшедшие за время (год четыре месяца) пребывания Свердлова у власти. В своей речи при открытии Учредительного собрания 5 января 1918 года (которого все ждали) Свердлов делает упор на беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победы социализма во всех странах. Здесь же, "в интересах обеспечения всей полноты власти...декретируется вооружение трудящихся". Свое выступление Свердлов закончил странными, далеко идущими словами: "Позвольте надеяться, то основы нового общества, предуказанные в этой декларации, останутся незыблемыми и, утвердившись в России, постепенно охватят и весь мир"

Когда Свердлов сказал, что Исполнительный комитет Советов рабочих и крестьянских депутатов поручил ему открыть заседание Учредительного собрания, в зале раздались голоса справа и в центре: "У вас руки в крови, довольно крови..." Известно, что Учредительное собрание просуществовало только 12 часов 40 минут. Большевики набрали всего 25 процентов голосов, и выборы были признаны ими недействительными, контрреволюционными.

В своем выступлении на заседании ВЦИК 4-го созыва 20 мая 1918 года Свердлов откровенно говорит, что "если в городах нам уже удалось практически убить нашу крупную буржуазию, то этого мы пока еще не можем сказать о деревне". Неоднократно в своей речи он подчеркивал: "Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая не так давно шла в городах, если нам удастся восстановить деревенскую бедноту против деревенской буржуазии,- только в том случае мы сможем сказать, что мы и по отношению к деревне сделаем то, что смогли сделать для города".

Можно смело считать Свердлова инициатором разжигания гражданской войны. Он и сам этого не скрывает:"...если мы не сумеем расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря... то нам придется переживать очень и очень тяжелые дни".

О массовом терроре с болью говорит очевидец тех событий, известный писатель В. Г. Короленко в своих письмах к Луначарскому (они были опубликованы в М 10 за 1988 год "Нового мира"). В журнале "Родина" (1989. # 3) опубликованы его же четыре письма к Горькому. В одном из них Короленко пишет: "История сыграла над Россией очень скверную шутку... Лишенный политического смысла, народ тотчас подчинился первому, кто взял палку... Вот к чему привело раздувание вражды - самая трудолюбивая часть народа положительно искоренялась".

Как мы убедились, в деле раздувания вражды Свердлов занимает отнюдь не последнее место.

Он же имеет прямое отношение к убийству царской семьи. 9 мая 1918 года на заседании ВЦИК Свердлов сообщил о том, что семь человек семьи и четверо из прислуги перевезены из тобольского губернского дома в дом Ипатьева в Екатеринбург. Он пояснил, что это вызвано необходимостью поместить царскую семью в более надежное место и что Уральскому Совету даны указания о бдительности содержания бывшего царя, являющегося "арестантом Советской власти".

Выступая 6 июля на У Всероссийском съезде Советов (то есть за десять дней до казни Романовых), Свердлов говорил, что "левые эсеры выступают против смертной казни по суду, но смертная казнь без суда допускается. Для нас, товарищи, такое положение совершенно непонятно, оно кажется нам совершенно нелогичным". Отстаивая на словах принцип революционной законности и организованного пролетарского правосудия в противовес левоэсеровским и анархистским установкам на "эмоциональный" произвол, Свердлов заявил, что "мы можем указать отнюдь не на ослабление террора по отношению ко всем врагам Советской власти, отнюдь не на ослабление, но, наоборот, на самое резкое усиление массового террора против врагов Советской власти".

12 июля 1918 года из Москвы в Екатеринбург возвратился член Уральского Совета Ф. И. Голощекин. В Москве Голощекин получил соответствующие инструкции от Свердлова в отношении царской семьи. В этот же день в здании Волжско-Камского банка в Екатеринбурге заседает Уральский Совет (председательствует А. Г. Белобородов) - решается участь царя, его жены, пятерых малолетних детей и еще четверых из прислуги. Указание Председателя ВЦИК Свердлова исполнено - всех приговаривают к расстрелу. Исполнить приговор поручают также одному из соратников Свердлова, его тезке - Якову Мовшовичу Юровскому и его заместителю Г. П. Никулину. Казнь состоялась в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

18 июля Свердлов получил сообщение о приведении приговора в исполнение. Вечером в Кремле заседает Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина. Слово предоставляется Свердлову: "Я должен заявить следующее. Из Екатеринбурга получено сообщение о том, что по постановлению Уральского областного Совета там расстрелян бывший царь Николай Романов... Заседавший сегодня Президиум ВЦИК постановил: решение и действия Уральского Совета признаны правильными".

В "Огоньке" (1989. Мя 21), в статье Э. Радзинского "Расстрел в Екатеринбурге" приводится выписка из протокола # 1 заседания ВЦИК от 18 августа 1918 года. Однако в "Интервью по письмам читателей", опубликованном в книге "Переписка на исторические темы” (Политиздат, 1989), доктор исторических наук Г. Иоффе сообщает другие факты. А именно: речь идет не о заседании ВЦИК, а о заседании Президиума ВЦИК, притом состоявшемся не 18 августа, а 18 июля 1918 года, что не расходится с нашими данными, а подтверждает их. А ВЦИК в этот день не заседал. Все решил единолично Свердлов, в узком кругу приближенных (три четыре человека).

В ответ на убийство Володарского (Гольдштейна Моисея Марковича) в июле 1918 года Свердлов создает Верховный революционный трибунал, как он выразился, состоящий из его “собственной среды” – из его окружения. В своем выступлении 6 июля Свердлов указывал, что Революционный трибунал первым своим постановлением о смертной казни, по его глубокому убеждению, показал, что “он правильно учитывает момент”. Свердлов четко проводит свою политику: “Смертные приговоры мы выносили десятками по всем городам (и в Петрограде, и в Москве, и в провинции). И в вынесении этих приговоров принимали совершенно равное, совершенно одинаковое участие как мы, “кровожадные” коммунисты, так и левые эсеры. Я напомню товарищам о том, что в Российской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией было много приговоров, исполненных этой комиссией, о них доводится до всеобщего сведения, о них публикуется. В этой комиссии принимают равное участие во всех работах, в том числе и в расстрелах, практикуемых комиссией, и левые эсеры и большевики, и по отношению к этим расстрелам у нас как будто никаких разногласий нет”.

А “красным террором” массовый террор стал называться после убийства Моисея Соломоновича Урицкого. И тоже с “легкой руки” Свердлова. 2 сентября 1918 года, выступая на заседании ВЦИК, он подчеркнул, что “на белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов”. А в середине сентября на заседании коллегии Петроградской ЧК выступил Зиновьев (Апфельбаум), который возбужденно потребовал немедленно вооружить всех рабочих с предоставлением им права самосуда. Напирая на классовое чутье, он призывал к расправе над “контрой” прямо на улицах, без суда и следствия. Действия Зиновьева поддерживал Свердлов. И это в ответ на убийство (не исключено, что с провокационными целями, ибо убийца Урицкого Л. А. Канегиссер в этот же день был расстрелян без суда) бывшего члена ЦК партии меньшевиков, примкнувшего накануне революции к большевикам, “эмигранта-интернационалиста, не большевика” (как указывалось в некрологе, опубликованном в “Красной газете” 31 августа 1918 года).

Свердлов, как известно, один из главных организаторов истребления казачества.

В газете “Биржевые ведомости” от 6 июля 1917 года промелькнуло интервью корреспондента газеты с уполномоченным офицером 1-го Донского казачьего полка: “Трудно было удержать казаков и преображенцев, арестовавших большевика Каменева. Но они готовы были предоставить большевика в распоряжение штаба округа при том, однако, обязательном условии, что арестованный, как и другие арестованные, понесет должное наказание, как подстрекатели и как лица, исповедующие программу, недопустимую во время революции. Трудно передать негодование казаков, когда они узнали о том, что Каменев выпущен и гуляет на свободе”. А казаки, привлекавшиеся Временным правительством для разгона демонстрации и наведения порядка, не предполагали, что Л. Б. Каменев двадцать дней назад вошел в состав ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов, куда, кстати, вошли его товарищи по партии (от РСДРП): Г. Е. Зиновьев, Е. С. Коган, Я. Д. Ленцман, М. М. Лашевич, Я. 3. Ерман, В. И. Ленин (от большевиков 35 человек), М. Я. Гендельман, А. Р. Гоц (от эсеров 101 человек) представители других фракций. Известно, что некоторые члены ВЦИК вошли в состав Временного правительства. Фактически было двоевластие. И казаки не знали, чьи же приказы выполнять. Накануне переворота (25 октября 1917 года) они заняли позицию вооруженного нейтралитета...

Переход казачества на сторону Советской власти происходил медленно и трудно, что “объясняется не только политическими и социально-экономическими условиями того времени, но и в известной мере ошибками, допущенными в отношении казачества в центре и на местах” (Гражданская война и военная интервенция в СССР. 1983. С. 248).

Одной из таких ошибок, наиболее существенной, была подписанная единолично Свердловым 24 января 1919 года директива Оргбюро ЦК РКП (б) о поголовном истреблении казаков. Вот некоторые фрагменты из этой зловещей директивы: “Провести массовый террор против белых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью… Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам... Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания. ЦК постановляет...”

Вот так и пошло со времен Свердлова: “Центральный Комитет постановляет...” Росчерком одного человека – миллионы шли на эшафот. И все неукоснительно выполнялось под страхом смерти.

На самом деле ЦК ничего не постановлял. Пленум ЦК РКП (б) 16 марта 19!9 года (в день смерти Свердлова) отменил январскую директиву Свердлова. Но было уже поздно – адская машина пущена в ход. Да и как же ее можно остановить, если директива исходила от самого Председателя ВЦИК, народом не избранного?

Свердлов, добравшись до власти, не жалел ни стариков, ни женщин, ни детей.

Когда истребление казаков уже шло полным ходом и они, защищаясь от неслыханного террора, восстали против Советской власти, в день похорон Свердлова открылся У111 съезд РКП (б). В. И. Ленин, выступая с политическим и организационным отчетом, отметил роль Свердлова следующим образом: “Я не в состоянии даже на сотую долю заменить его, потому что в этой работе (организационной.– Г. Н.) мы были вынуждены всецело полагаться и имели полное основание полагаться на тов. Свердлова, который сплошь и рядом единолично выносил решения”.

Выступая в прениях, делегат от Московской губернской организации РКП(б) Н. Осинский подчеркнул ту часть выступления Ильича, в которой затрагивалась характеристика деятельности Свердлова, и, в частности, сказал: “Надо поставить вопрос прямо. У нас было не коллегиальное, а единоличное решение вопросов. Организационная работа ЦК сводилась к деятельности одного товарища – Свердлова. На одном человеке держалнсь все нити. Это было положение ненормальное. То же самое надо сказать и о политической работе ЦК. За этот период между съездами у нас не было товарищеского коллегиального обсуждения и решения. Мы должны это констатировать. Центральный Комитет, как коллегия фактически не существовал.

В другом своем выступлении Осинский отмечал и такую деталь: “Констатировалось неоднократно, что у нас организационная работа держалась на т.Свердлове. Ставилось в большую личную заслугу т. Свердлову, что он может в себе объять необъятное, но для партии это далеко не комплимент... никакого руководства не было. Секретариата ЦК фактически не существовало...”

Во многих выступлениях на УП1 съезде с горечью отмечалось, что “у нас усиленным образом развивается покровительство близким людям, протекционизм, а параллельно – злоупотребления, взяточничество, партийными работниками чинятся явные безобразия” (Осинский), что “по волостям и уездам сидит масса партийных работников, ненавистных населению” (В. М. Волин), что “классовая борьба в деревне, в виде создания комитетов бедноты, привела ко всякого рода злоупотреблениям и восстаниям” (В. В. Кураев). К появлению декретов о комбедах Свердлов имел прямое отношение.

А делегат съезда от Военпродбюро М. М. Костеловская прямо сказала: “Этот метод работы (Свердлова.– Г. Н.) доказал, что таким образом мы не только не вносим классового расслоения, гражданской войны в деревню, а, наоборот, восстанавливаем против себя все слои крестьянства – крупного, среднего и мелкого, забиваем клин между городом и деревней, то есть не в том месте, где это требуется”.

В газете “АиФ” (1988. # 34) сообщается, что “в первом Советском правительстве Л. Троцкий по предложению Свердлова занял пост наркома по иностранным делам” и ему, Троцкому, принадлежит идея бюрократизации государственного и общественного строя страны”. А Свердлов явился родоначальником бюрократизации партийного аппарата. Об этом с болью говорили многие делегаты У111 съезда РКП(б).

Как же закончилась жизнь этого “пламенного революционера”? И здесь – вопросы.

6 марта 1919 года Свердлов выступил в Харькове с краткой речью на 111 Всеукраинском съезде Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. В этот же день он дал телеграммы в Серпухов, Тулу, Курск, Белгород и Орел, в которых считал целесообразным видеться с товарищами” (видимо, с руководителями местных партийных органов.– Г. Н.). В этот же день, в 21 час, он выехал из Харькова.

Поезд в Орел пришел 7 марта, в 10 часов утра. Свердлов, судя по последней телеграмме, не собирался выходить из своего поезда, но ему все-таки пришлось выйти: в это время на вокзале проходила забастовка железнодорожников. По воспоминаниям П. С. Виноградской, опубликованным спустя 53года после смерти Свердлова, “враждебная нам зарубежная пресса лживо писала тогда, что Якова Михайловича якобы убили в пути крестьяне. Мне кажется, что именно во время этой беседы (с крестьянами, как сообщает Виноградская. – Г. Н.) он простудился (подчеркнуто мной,– Г. Н.).

И далее она уже более подробно сообщает, что “Якову Михайловичу пришлось уже помитинговать”. “Это произошло в Орле. Когда поезд подошел к перрону, недалеко от станции произошло собрание железнодорожных рабочих. Товарищ Б. М. Волин (он же Фрадкин), который был тогда председателем Орловского губисполкома, пришел к Свердлову просить его выступить на митинге... Пришла делегация от имени рабочих и заявила, что железнодорожники хотят слушать только Свердлова... Он был восторженно встречен рабочими, поделился с ними своими радостными думами о создании 111 Коммунистического Интернационала. Вернулся Яков Михайлович совершенно охрипшим...”

Виноградской показалось, что он “простудился” Так ли это все-таки? Отчего именно в этом месте мемуаристка испытала нечто вроде “провала в памяти”? Что все-таки произошло во время его встречи с рабочими? Чем можно объяснить, что поезд со Свердловым прибыл в Москву только 11 марта? Да и привел бы в восторг бастующих рабочих в 1919 году спич о 111 Коммунистическом Интернационале?
Вопросы, вопросы... Известно лишь, что через пять дней после приезда в Москву Свердлов скончался от “гриппа с осложнением на легкие”...
По воспоминаниям родственника Свердлова Н. И. Подвойского (сын Свердлова Андрей женился на дочери Подвойского), “Свердлов оставил партии отличные кадры, мастерски подобранные, выученные, расставленные по боевым местам... Особенно оберегал он кадры от заражения их троцкистским позерством, от зиновьевско-каменевско рыковского капитулянтства перед буржуазией, от бухаринского путчизма, фразерства, бестолковщины” (опубликовано впервые в книге “О Якове Свердлове”. С. 278). Не за эти ли заслуги старинный Екатеринбург в ноябре 1924 года был переименован в Свердловск?

 
Форум » Основной раздел » Союз Советских Социалистических Республик » Вторая мировая война
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017Сайт управляется системой uCoz
Реклама для раскрутки форума: Зимние сады изготовление зимний сад на окнах