[ Главная страница · Форум · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · Выход · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Основной раздел » Эпоха Романовых » Консолидация антирусских сил в Думе. - Прогрессивный блок.
Консолидация антирусских сил в Думе. - Прогрессивный блок.
shtormaxДата: Суббота, 27.10.2007, 19:06 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Администратор
Сообщений: 667
425321904
Репутация: 5
Статус: Offline

Консолидация антирусских сил в Думе. - Прогрессивный блок. - Масонский "Кабинет обороны". - Роспуск Государственной Думы. - Отставка двуличных министров. - Антиправительственная кампания. - Создание образа врага. - Махинации и коррупция в Земгоре и ВПК. - Создание масонского "рабочего" движения. - Пораженческая позиция масонов.

Начало организованной подготовки второй антирусской революции следует датировать 9 августа 1915 года, днем образования Прогрессивного блока, созданного всеми антирусскими партиями из числа членов Государственной Думы и Государственного Совета с целью отстранения от власти законного правительства и формирования нового Совета Министров, "облеченного доверием страны", из состава, как мы увидим дальше, исключительно главных руководителей либерально-масонского подполья. В общем, в Прогрессивный блок вошло 3/4 депутатов Государственной Думы и большая часть Государственного Совета (кадеты, октябристы, прогрессисты, социал-демократы, трудовики). Почти все руководители Прогрессивного блока принадлежали к масонским ложам, а значит, его деятельность направлялась Верховным Советом российских масонов. Позором для патриотического движения России стало то, что в Прогрессивный блок вошли так называемые прогрессивные националисты во главе с В.А. Бобринским, В.В. Шульгиным, В.Я. Демченко и А.И. Савенко, состоявшими во "Всероссийском Национальном Союзе".
Выдвинув лозунг создания министерства общественного доверия, Прогрессивный блок начинает всеми силами претворять его в жизнь. Уже через четыре года в газете масона П.П. Рябушинского "Утро России" публикуется возможный состав угодного либерально-масонскому подполью "Кабинета обороны". Из старого правительства в него предложено включить только министра масона Поливанова и связанного с масонскими кругами министра земледелия А.В. Кривошеина. Зато в нем представляется весь ареопаг либерально-масонского подполья: Гучков, Коновалов, Милюков, Маклаков, Родзянко, Шингарев.
Как по мановению волшебной палочки, предложения Прогрессивного блока поддержали Московская городская дума, Земгор, военно-промышленные комитеты, ряд провинциальных городских дум.
Царь совершенно правильно оценил подрывную деятельность Прогрессивного блока и отказался идти с ним на какие-либо переговоры.[1] Он ясно заявил, что все назревшие общественные перемены он начнет осуществлять только после победы над врагом. Чтобы прекратить политические дебаты, Царь 3 сентября почти на полгода распустил Государственную Думу, а министров, склонных идти на сговор с Прогрессивным блоком, уволил в отставку (Сазонова, А.Д. Самарина, князя Н.Б. Щербатова, А.В. Кривошеина и П.А. Харитонова).
Роспуск Государственной Думы после антиправительственных демаршей Прогрессивного блока вызвал взрыв ненависти к законной Русской власти со стороны либерально-масонского подполья. На съезде, руководимом масонами Земского и Городского Союзов в Москве, по адресу верховных лиц Русского государства несутся оскорбления. Масон В.И. Гурко, участвовавший в клеветнической кампании против Г. Распутина и знавший настоящую подоплеку дела, нагло заявил: "Нам нужна власть с хлыстом, а не власть, которая сама под хлыстом" (подразумевая влияние Г. Распутина, о котором масоны распространяли заведомую ложь о принадлежности его к секте хлыстов). Масон А.И. Шингарев выступил с речью, в которой, по сути дела, призывал к превращению войны в революцию. "После севастопольского грома пало русское рабство, - внушал этот масон, - после японской кампании появились первые ростки русской конституции. Эта война приведет к тому, что в муках родится свобода страны, и она освободится от старых форм и органов власти". В этих условиях масонское подполье готово пойти на крайний акт государственной измены. Русская разведка сообщает, что П.П. Рябушинский, Коновалов и ему подобные деятели Московского военно-промышленного комитета предлагают объявить правительству <ультиматум о немедленном принятии программы "Прогрессивного блока" и в случае отказа - приостановить деятельность всех общественных учреждений, обслуживающих армию>.[2]
Осведомленное о конспиративной деятельности "общественных организаций", русское правительство запрещает намеченный на ноябрь 1915 года съезд военно-промышленных комитетов, земств и городов, который планировался как совещание всех оппозиционных сил с правами чуть ли не Учредительного собрания. Осведомленность правительства о тайных замыслах либерально-масонского подполья немало смущала заговорщиков и, по-видимому, заставила их в тот момент отказаться от немедленных активных действий и перейти к своего рода осаде правительственной власти. Для такой осады заговорщики обладали всеми необходимыми средствами и аппаратом исполнителей: подконтрольная печать и многие тысячи чиновников "общественных организаций" - Земгора и военно-промышленных комитетов, находившихся под руководством масонского синклита.
Методы осады были исполнены вековым опытом масонства: ложь и клевета о правительственной власти, нападки на Царя и Его ближайшее окружение.
Масонская агитация стремится развенчать в народном сознании образ Царя как Верховного авторитета, как высшую духовную и моральную инстанцию русского человека, как символ Родины и Русского государства. Миллионы листовок, брошюр, статей в газетах бросаются в массу русских людей. Эта "литература" представляла Царя пьяницей и развратником, не способным управлять государством и давно уже "сдавшим" бразды правления своей жене, царящей над страною со своим "любовником" Григорием Распутиным. Масонские агитаторы сообщали массу выдуманных гнусных подробностей, якобы из жизни Царя и царской семьи, прежде всего о мнимых похождениях Григория Рас- путина, познакомившись с которыми русский человек делал вывод: "А зачем нужен такой Царь?"
Особая литература распространялась о правительстве и отдельных ее членах. Они представлялись полными убожествами, не способными решать самые простые задачи, а не то что руководить государством. Подробно рассказывалось о их взяточничестве, связи с некими темными личностями и даже с германскими шпионами.
Создавая образ врага в лице Царя и русского правительства, масонская пропаганда не скупилась на похвалы и восхваление мнимых заслуг руководителей "общественных организаций". Настоящими "героями" и борцами за дело "свободы и прогресса" представлялись руководители либерально-масонского подполья Гучков, Милюков, Керенский, Львов, Рябушинский, Коновалов и многие другие враги Царя, Русской власти и Русского народа.
В отличие от столиц многих других воюющих стран в Петрограде и Москве военная цензура практически не существовала. В Петрограде с самых первых дней военного времени предварительная цензура к газетам не применялась. В Москве же военной цензуры не существовало вообще, так как город считался находящимся вне сферы военных действий.[3] В результате газеты, особенно московские, стали разносчиками клеветнических сведений, подрывавшими доверие к Царю и правительству, тем более что самые известные газеты - "Русское слово", "Русские ведомости", "Утро России" - возглавлялись редакторами-масонами.
Большое число газет находилось под прямым контролем еврейства, в большинстве своем разделявшего идеи либерально-масонского подполья - "Речь" и "Современное слово" (издатели Гессен и Ганфман), "День" (издатель И. Кугель), "Биржевые ведомости" (издатель Проппер), "Петроградский курьер" (издатель Нотович), "Копейка", "Всемирная панорама" и "Солнце России" (издатели Катловкер, Коган и Городецкий), "Евреи на войне" (издатель "Общество евреев"), "Огонек" (издатель Кугель), "Театр и искусство" (издатель Кугель).[4]
Даже газета "Русское слово", выпускаемая Сытиным, фактически возглавлялась секретарем редакции А. Поляковым.
Аналогичное положение наблюдалось в газетах и других городов России. В Саратове крупнейшей газетой руководил Авербах (шурин Я.М. Свердлова), в Ташкенте - Сморгунер. "Киевская мысль" возглавлялась Кугелем, а среди ее сотрудников выделялись такие радикальные русофобы, как Л.Д. Троцкий, Д. Заславский, А. Гинцбург, М. Литваков.
Даже часть недавно патриотических изданий к 1915-1916 годам подпали под контроль масонского подполья. В частности, газета "Новое время" перешла, по сути дела, в руки масона, банкира-афериста Д. Рубинштейна, скупившего контрольный пакет ее акций. Поменяли свою патриотическую ориентацию газеты "Вечернее время", "Колокол" и отчасти "Свет".
Либерально-масонское подполье использовало все возможные формы для антицарской, антиправительственной агитации. В 1915 году для этой цели создается "Общество для содействия народным развлечениям", которое возглавил присяжный поверенный Розенфельд. "Общество" число членов которого достигало 20 тыс. человек, занималось организацией массовых экскурсий в Подмосковье, во время которых с экскурсантами проводили работу такие деятели масонского подполья, как Керенский, Скобелев, Хаустов, Чхеидзе и другие.[5]
Но, конечно, главным средством подрывной деятельности против Царя и правительства были "общественные организации".
Могущество Земгора росло. В августе 1915 года он добивается разрешения организовать дружины за счет средств казны из лиц, подлежащих призыву в действующую армию. Разрешение дружин Земгора вызвало всеобщий протест патриотических сил. В телеграммах монархических организаций на имя первых лиц государства отмечается позорное малодушие "дружинников", таким образом увиливавших от военной службы. Но главное, высказывается опасение, что "эти дружины по данному главарями союза знаку превратятся в отряды революционной милиции на фронте и на местах..."[6] Опасения патриотов были верны - "земгусары" стали действенным инструментом в антиправительственной работе масонских заговорщиков. Как и раньше, деятели Земгора самым беззастенчивым образом представляют правительство полностью неспособным вести дело обороны, лживо утверждая, что вся реальная работа ведется только руками "общественных организаций".
Особым вниманием деятелей Земгора пользовалась армия, в которой они насаждали неуважение к верховному руководству и расшатывали военную дисциплину.
Во второй половине 1915 года городское самоуправление в провинциальных городах переходит под контроль Земгора. Активно распространяются резолюции о недоверии правительству. Создание общественного мнения производится по отработанной схеме. Руководители Главного комитета дают знак и в центр из провинции сыплются тысячи телеграмм, осуждающих власть.[7] Происходит бесстыдная манипуляция общественным мнением.
Русские патриоты с тревогой наблюдали, как из-за потворства местных властей "земгусары" набирали все большую силу. Как отмечалось в то время, "люди, отличавшиеся на местах полным национальным индиферентизмом, вдруг облачились в полувоенные мундиры защитного цвета и стали почти хозяевами края. Евреи и поляки, остававшиеся в тени до начала военных действий, вместе с русскими людьми определенной политической окраски наполнили "общественные организации" и, ворочая колоссальными суммами казенных денег, оказались в роли диктаторов уездов и целых губерний".[8] "Земгусары" и всякие агенты "общественных организаций" получали большие оклады и разные добавочные доходы и, тем не менее, занимались махинациями с поставками. В Киеве некто Соломон Франкфурт, уполномоченный Министерства земледелия по снабжению армии салом, своими манипуляциями в области ревизии и перевозки жировых веществ по железным дорогам довел население края до бедственного положения и вызвал серьезные эксцессы. Зельман Копель, агроном Киевского уездного земства, по распоряжению последнего за несколько дней до Рождества реквизировал весь сахар, предназначенный для населения, в результате православный люд на праздник остался без сахара, что вызвало взрыв возмущения.
Имеется множество фактов о злоупотреблениях различных уполномоченных "общественных организаций", которые действовали фактически бесконтрольно со стороны законных властей. Как справедливо отмечали очевидцы, на местах было зарегистрировано огромное количество фактов, дающих основание допустить существование сознательной тенденции у "общественных организаций" вносить расстройство в жизнь тыла и создавать атмосферу всеобщего недовольства.[9]
С мест несутся требования патриотов обуздать лихоимство "земгусаров", а всех мужчин, годных к службе, отправить в армию, заменив их женщинами. Однако влияние Земгора уже так велико, что власти, уставшие от интриг его деятелей, отказываются с ними связываться, тем самым все больше усиливая его.
В конце 1915 года "общественные организации" добились того, что значительная часть дела по снабжению Петрограда продовольствием перешла в ведение комиссии городской думы, которой заправляли масоны Шингарев, Маргулиес и др., так называемые обновленцы - "мужественные борцы за демократизацию городского самоуправления".
Городская дума занималась больше политикой, чем реальным делом и фактически только усугубила продовольственный кризис в Петрограде. Городская дума пригласила себе на помощь частных комиссионеров, которые за определенную мзду брались ездить по провинции и искать продукты. И получилось так, что продукты закупались не там, где стоили дешевле, а где указывались комиссионерами, нередко вступавшими в сговор с продавцами товаров, завышавшими цены. Причем доставлялись они не заблаговременно дешевым путем, а в самый "пик" спроса по дорогому тарифу. Во главе продовольственного дела были поставлены люди неопытные, незнакомые с состоянием рынка, из-за чего товары в Петроград доставлялись по завышенным ценам.
По всему Петрограду были открыты продовольственные магазины, которые вроде бы должны снабжать население продовольствием по умеренным ценам. Однако из этого дела ничего не вышло. Продавцы в городских магазинах так же обманывали покупателей, как и в частных, продавая товары по ценам выше таксы, утаивая лучшие товары для перепродажи и распространения среди "своих". Полиция отмечает, что эти <магазины стали удобным местом для устройства на работу хороших знакомых членов городской управы: всякие "свои" люди, неспособные ни к какому труду, не получившие никакого образования и ничего не смыслящие в бухгалтерии или коммерции, пристраивались к этим магазинам в качестве бухгалтеров, заведующих, контролеров, ревизоров, получая солидную зарплату за ненужную никому работу>,
Очевидцы отмечают, что городская дума, городская управа занимались самыми низкими интригами. "Эти интриги обнажили перед обществом всю низость борющихся за власть над городом партий, показывали их эгоизм, корысть, отсутствие патриотизма; оказалось, что были в хозяйстве и злоупотребления, о которых в последние дни стали поговаривать довольно громко. Бесконтрольная трата городских денег, кумовство при определении служащих, бесхозяйственность и отсутствие систематического надзора привели к тому, что многие лица пристроились к городскому общественному пирогу лишь с целью нажиться".[10]
Открывается целый ряд серьезных злоупотреблений. Инженер Грунвальд, служащий в комиссии городской думы по топливу, не только помогал закупать уголь дороже существовавших цен, но занимался и вымогательством. Схваченный за руку, он был выручен из беды масонами А.И. Шингаревым и Ю.Н. Глебовым.[11]
Тот же масон А.И. Шингарев с группой своих соратников взял под опеку некое Общество оптовых закупок, которое получило из общественных средств товаров свыше чем на 100 тыс. рублей, ссуду в 50 тыс. и др. Это Общество занималось махинациями. Обслуживая около 300 потребительских кооперативов, Общество продавало продукты выше установленных цен, а закупало товары не у солидных фирм, а у случайных комиссионеров и спекулянтов. Шингарев и компания пробивали для этого Общества выделение 1750 тыс. рублей якобы как кредит по снабжению населения продуктами первой необходимости, а на самом деле для спекуляций.
Большой скандал вызвала сдача 50 потребительских лавок на 6 лет некоему Лесману, которому были обещаны внеочередная доставка грузов, льготы по перевозке в городе, 11% прибыли на капитал.[12]
Деятели "общественных организаций" подбирали поставщиков действующей армии среди своих единомышленников, которые наживали на этом огромные состояния.
Полицейские сводки сообщают, что никогда магазины моды, ювелиры, меховщики так хорошо не торговали, как во время войны: в магазинах не хватает для продажи жемчуга, бриллиантов, мехов, шелка, хотя цены на это повысились неимоверно; то же наблюдается в гастрономических отделах и отдельных кабинетах ресторанов. Кто же тратил такие деньги? Полиция отвечает на этот вопрос: "Две трети счетов написаны на имена инженеров и поставщиков припасов в действующую армию",[13] а львиная доля всех поставок шла через Земгор и военно-промышленные комитеты.
Особое значение для лидеров либерально-масонского подполья имели попытки осуществить контроль над развитием рабочего движения. Производилось это двумя путями: через создание подконтрольных масонам Советов рабочих депутатов и через формирование рабочих групп при военно-промышленных комитетах.
Летом 1915 года член Государственной Думы и масонского Верховного Совета Керенский совершает ряд поездок по городам России, прежде всего по приволжским, с целью образования в них Советов рабочих депутатов, причем во многих городах производились тайные выборы в эти советы. Деятельность Керенского была направлена на разрушение существующего государственного строя. Органы правопорядка приходят к выводу о необходимости принятия к Керенскому решительных мер, вплоть до ареста, чтобы остановить его работу по подготовке революции, о необходимости которой он не стеснялся говорить.[14]
Параллельно созданию Советов рабочих депутатов осенью 1915 года при Центральном и Московском военно-промышленных комитетах, возглавляемых масонами А. Гучковым, Рябушинским, Коноваловым и Маргулиесом, создаются рабочие группы (впрочем, рассматриваемые тоже как первый этап к созданию Советов рабочих депутатов). Рабочую группу Центрального военно-промышленного комитета возглавил член его Совета, тоже масон, К.А. Гвоздев. Целью работы этой группы стал созыв Всероссийского рабочего съезда и создание контролируемого масонами рабочего движения.
Полицейские осведомители в кадетских кругах, к которым принадлежала большая часть масонского руководства, отмечают растущие настроения "пораженческого" характера. Все чаще среди кадетов слышится мнение, что война была важна для партии "Народной свободы" лишь как средство постепенно захватить в свои руки наиболее жизненные и главные правительственные функции. Сейчас же достаточно ясно определилось, что осуществление подобных задач партии не удалось. Поэтому кадеты могут с большим безразличием относиться к дальнейшим военным успехам и неудачам, так как победа послужит в пользу царского правительства, А на случай возможного поражения кадетам выгоднее заранее снять с себя всякую ответственность за последствия и результаты разгрома на фронте.
На заседании академической группы кадетской партии в феврале 1916 года член Государственного Совета масон Д.Д. Гримм открыто заявляет: "Нет никаких сомнений в том, что война нами проиграна".[15]

 
Форум » Основной раздел » Эпоха Романовых » Консолидация антирусских сил в Думе. - Прогрессивный блок.
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017Сайт управляется системой uCoz
Реклама для раскрутки форума: Зимние сады изготовление зимний сад на окнах